Что нужно сделать, чтобы ликвидировать США?

Десять лет назад General Motors перестала выпускать «олдсмобили». В прошлом году она отказалась от «понтиаков», «сатурнов» «саабов» и «хаммеров». Была закрыта тысяча представительств GM.

Людей, выросших в семьях, в которых было принято покупать автомобили GM, — тех, для кого купить «крайслер» было все равно, что обратиться в ислам, — это глубоко огорчило.

Однако без такой ампутации GM бы умерла.

Возможно, подобная же судьба ждет и Американскую Империю.

Она родилась во время Второй мировой войны, когда Америка одела 16 миллионов человек в форму и послала за океан миллионы из них ради того, чтобы сокрушить нацистскую Германию и Японию. После победы ребята вернулись домой.

Потом сталинизация половины Европы, падение Китая и война в Корее заставили возникнуть НАТО и подтолкнули нас заключить альянсы с Японией, Южной Кореей, Тайванем, Филиппинами, Таиландом, Пакистаном и Австралией, которые сохранились до конца холодной войны.

Однако в 1989 году, холодная война закончилась драматическим падением Берлинской стены, уходом Красной Армии из Европы, распадом Советского Союза и отказом Пекина от идей мировой коммунистической революции.

Наш мир в одночасье изменился. Мир — но не Америка.

Россия отказалась от военных союзов, Китай занялся захватом американских рынков и лишь Дядя Сэм продолжал гнуть свою линию.

Мы цеплялись за старые альянсы и продолжали вербовать новых союзников. НАТО раздавала свои военные гарантии бывшим странам Варшавского пакта и республикам Советского Союза как кредитные карточки.

Мы вторглись в Панаму и на Гаити, разгромили Ирак, освободили Кувейт, вмешались в кровопролитие в Сомали и Боснии, разбомбили Сербию и опять вторглись в Ирак — и в Афганистан. Сейчас мы готовимся к новой войне, на этот раз с Ираном.

Писатель Лоренс Вэнс (Lawrence Vance) исследовал положение дел в американском «государстве войны».

Мы больше тратим на оборону, чем все 10 следующих за нами по расходам на нее стран вместе взятые.

Наш флот по огневой мощи превосходит следующие 13 флотов вместе взятые. 100 000 наших солдат находятся в Ираке, 100 000 — в Афганистане (или будут туда в ближайшее время направлены), 28 000 — в Корее, более 35 000 — в Японии и 50 000 — в Германии. Согласно Докладу министерства обороны о структуре военных баз у Америки есть 716 баз в 38 странах.

Чалмерс Джонсон (Chalmers Johnson), написавший на эту тему несколько книг, считает, что министерство преуменьшает размеры своей империи. Он обнаружил примерно 1 000 американских баз, многие из которых считаются тайными и засекреченными. А согласно докладу министерства обороны о размещении военнослужащих США по регионам и странам, американские войска сейчас находятся в 148 странах и на 11 территориях.

Приблизительный объем совокупного бюджета Пентагона, двух войн, которые мы ведем, помощи союзникам и 16 разведывательных служб, плюс расходов на десятки тысяч сотрудников частных компаний-подрядчиков в Ираке и Афганистане и на наши новые укрепленные посольства составляет триллион долларов в год.

Этот мировой архипелаг из баз был, возможно, необходим, когда мы противостояли китайско-советскому блоку, охватывавшему территорию Евразии от Эльбы до Восточно-Китайского моря, вооруженному тысячами ядерных боеголовок и вдохновленному имперскими амбициями и идеологической враждой к нам. Однако сейчас этот блок ушел в историю.

Нелепо утверждать, что все эти базы необходимы для нашей безопасности. Напротив, наше военное присутствие, наши бесконечные войны и наша поддержка деспотических режимов превратили Америку, которой некогда восхищались во всем мире, в объект практически всеобщего возмущения и даже ненависти.

Чтобы ликвидировать империю, необходимо сначала закончить холодную войну. Сделать это нас заставляют хотя бы бюджетный дефицит и долговой кризис. Как и GM, мы не можем дальше тянуть этот воз — мы подошли к концу дороги.

Республиканцы будут бороться против новых налогов. Демократы — за сохранение социальных программ. Логическим образом под нож мы можем пустить только одно — американскую империю.

В самом деле, как консерватор может оправдать привычку ежегодно одалживать сотни миллиардов у Европы, Японии и стран Персидского залива и тратить их на защиту Европы, Японии и стран Персидского залива? Разве не абсурдно ежегодно занимать сотни миллиардов у Китая и тратить их на защиту Азии от Китая? Разве не симптом маразма — занимать деньги у всего мира, чтобы защищать этот самый мир?

В Маунт-вернонской декларации, консерваторы называют Конституцию своей путеводной звездой. Однако разве Джеймс Мэдисон, автор Конституции, не предупреждал нас о том, что войны ведут республику к гибели?

При Буше II консерваторы, забыв мудрость своих отцов, позволили неоконам сбить себя с толку и увлечь в вилсоновский крестовый поход во имя утопической цели «покончить с тиранией во всем мире».

Как могли консерваторы, гордящиеся своим здравомыслием и привыкшие руководствоваться опытом, оказаться в одном лагере с мошенниками и торгашами от имперской идеи?

Сейчас, когда Барак Обама вступил на путь неосоциалима, республиканцы получают второй шанс. Подобно тому, как, по словам Рама Эмануэля (Rahm Emanuel), либеральные демократы не должны дать финансовому кризису пропасть втуне, но обязаны воспользоваться им, чтобы протолкнуть свою программу, правые должны воспользоваться бюджетным кризисом для того, чтобы покончить с «государством войны».

Победа Рона Пола (Ron Paul) на конференции американских консерваторов может означать, что блудные сыновья правого движения, наконец, начинают отрекаться от ереси неоконсерватизма и возвращаться к своим исходным принципам.