Что знает избиратель о грядущем лидере партии «Правое дело»?

В чем не откажешь нашим суверенным поклонникам и преемникам Никколо Макиавелли, так это в изобретательности. Они все-таки подыскали лидера для «Правого дела», уговорив олигарха Михаила Прохорова возглавить указанную партию. В апреле миллиардер еще смеялся над этим предложением, а вчера, беседуя с корреспондентом кремлевского таблоида, вдруг резко оборвал смех и согласился. Объяснив, что иначе и быть не могло после того, как он «получил шквал звонков от коллег по цеху, друзей и близких», а родная сестра твердо ему сказала: «Миша, ты должен!»

Что знает российский избиратель о грядущем лидере партии «Правое дело»?

Если следит за прессой, то знает немало. Про арест олигарха в Куршевеле по надуманному обвинению в сутенерстве и растлении малолетних. Про гулянку подконтрольной Прохорову редакции «Русского пионера» на крейсере «Аврора», вызвавшую в народе такие отклики, что невольно вспоминался исторический выстрел по Зимнему дворцу, — правда, опять холостым снарядом. Про недавнюю инициативу главы ОНЭКСИМа, призывавшего фактически отменить Трудовой кодекс, введя 12-часовой рабочий день.

Такой, знаете, друг трудолюбивого народа. Яркий, запоминающийся представитель народившегося класса капиталистов-рыночников и демократ, как принято его описывать и воспринимать в левых тусовках. Либерал, одним словом.

То есть в Кремле не просто увлеченно дискредитируют демократию как таковую, но и неуклонно заботятся о преемственности в деле ее ликвидации. Сперва, рассказывают власти народу, были «проклятые девяностые» — с массовым ограблением трудящихся, подлыми олигархами и так называемой «свободой», которая исчерпывалась бандитской вольницей и продажной прессой. А теперь вот Прохоров, собрав похоронную команду, возглавит «Правое дело» — естественного как бы преемника ДВР, СПС и прочих вражеских фракций, шакалящих, как верно было сказано, у иностранных посольств. Возглавит и добьет, если там есть кого добивать.

Правда, второй человек из списка российского «Форбса» — он вроде бы не такой. Патриот, который после своего куршевельского заточения проницательно заметил, что французы до сих пор не могут нам простить поражения Наполеона и «диких казаков», с победой вошедших в Париж. Друг самого Путина, который недавно не побрезговал поучаствовать в рекламной кампании прохоровского ё-мобиля. Короче, свой в доску кровосос, резко выделяющийся на фоне антинародных березовских-гусинских-смоленских-ходорковских-абрамовичей.

В этом смысле свой, да. Но во всех прочих смыслах — верный наследник тех, кого народ приучили ненавидеть, не вдаваясь в тонкости — кто там вор, а кто реформатор. И если сегодня Прохоров утверждает, что его будущая партия намерена бороться за второе место по итогам парламентских выборов, то непонятно, как с такими представлениями о реальности он стал миллиардером. Если же Михаил Дмитриевич, как он сам обещает, намерен поменять в «Правом деле» все — от названия и «философии до состава и целей», то возникает вопрос: а что, у этой партии-спойлера были какие-то цели? Вопрос, впрочем, философский.

В любом случае понятно, что Прохорову разрешили вкладывать собственные деньги в старый кремлевский проект, связанный с последовательным уничтожением либералов как таковых и либеральной идеи в частности. По-видимому, это цена отката за дальнейшее пребывание в статусе равноприближенного олигарха, у которого сам Путин, как в том анекдоте, работает шофером. Машина, правда, заводится лишь с пятого раза, замок в багажнике клинит, но все же с места трогается и выглядит, если снять очки, как настоящая. Да и маршрут известен и привычен: от демократии vulgaris — к уникальной суверенной ее разновидности, от давно позабытых и весьма успешных антитоталитарных народных фронтов — к путинскому, от Гайдара — к Прохорову, от Макиавелли — к Суркову.