«Der Spiegel»: военная техника made in German

500 миллиардов евро — такую сумму в Кремле планируют потратить на закупку современных вооружений. Однако российская оборонка зачастую не в состоянии предложить технику с желаемыми характеристиками. Московские специалисты по закупкам отправляются в шоп-туры за рубеж, в частности, в Германию. Главком сухопутных сил охотнее всего и вовсе заменил бы отечественные танки Т-90 на немецкие «Леопарды».

Российский военно-промышленный комплекс — один из крупнейших в мире. В 2008 году только Уральский вагонный завод выпустил 175 боевых танков Т-90, говорится в специализированное англоязычном издании Moscow Defence Brief, то есть больше, чем любой другой производитель военной техники в мире. Т-90 — хит российского экспорта: почти две трети танков, сошедших с конвейера УВЗ, отправились в Алжир и Индию.

В начале апреля руководство завода поведало, каким образом оно собирается способствовать еще большему усилению оборонной и финансовой мощи России. Уже в сентябре этого года общественности планируют показать новый Т-90АМ. С «машиной следующего поколения», как восторженно квалифицировал его генеральный директор корпорации Олег Сиенко, у него общего мало. С новой башней, усиленной защитой и новыми приборами наблюдения новый танк в кругу специалистов считается лишь модификацией старого Т-90.

Критиков в армии и министерстве обороны это едва ли заставит сменить гнев на милость. Главком сухопутных сил Александр Постников недавно сетовал, что качество российской оборонной продукции не соответствует параметрам аналогичных систем не только НАТО, но даже Китая. T-90, возмущенно заявил генерал, на самом деле является «17-й модификацией советского Т-72», который производится с 1972 года — после чего благосклонно отозвался о немецком «Леопарде-2». А незадолго до этого Постников ездил на переговоры в Берлин. Вместо того чтобы отдавать 118 млн рублей за отечественный T-90, «нам проще было бы купить три «Леопарда» на эти деньги», заявил он.

Разрушение патриотизма

Мысль о том, что российская армия шесть с лишним десятилетий спустя после победы над гитлеровской Германией может пересесть на танки made in Germany, вызвала в стране волну возмущения. Интернет-блогеры пишут в этой связи о «разрушении патриотизма».

Конечно, наличие серьезного коммерческого интереса Москвы к немецкому «Леопарду» считается весьма маловероятной — тем более, что, вопреки заверениям Постникова, стоит он куда больше российского аналога.

И все же в целях модернизации своих вооруженных сил в Кремле явно делают ставку на западноевропейскую оборонку, в том числе и на лучшие достижения немцев.

В ближайшие годы планируется увеличить долю современных образцов оружия и военной техники в в российских сухопутных войсках с сегодняшних 15% до 70%. У дюссельдорфского оборонного предприятия Rheinmetall Москва закупает элементы бронезащиты для армейских автомобилей. Немцы же помогают модернизировать полигон Мулино, расположенный примерно в 300 км к северо-востоку от первопрестольной. Переговоры же о закупке немецких танковых мостоукладчиков 2 года назад, напротив, закончились ничем.

Как в мерседесе или фольксвагене

«Наш оборонный комплекс уже много лет отстает от заданий правительства», — недоволен ведущий московский эксперт в области вооружений Руслан Пухов. Даже генеральный директор ОАО НПК «Уралвагонзавод» Сиенко в 2009 году не мог не признать, что в танке западного образца сидишь «как в Mercedes или Volkswagen», в то время как в танке, выпущенном его предприятием, «ну, артерии какие-то везде торчат».

На самом деле три последние государственные программы развития вооружений реализованы не были. Из 116 заказанных боевых самолетов на настоящий момент войскам передали только 22, из 25 кораблей — три. Долгие годы инвестиций в производственное оборудование и разработку современных технологий не осуществлялось, и потому предприятия ВПК уже не поспевают за стремительно растущими амбициями российского руководства. К 2020 году премьер-министр Путин намерен потратить на перевооружение 19 триллионов рублей, или почти 500 миллиардов евро. Это соответствует бюджету Минобороны Германии за 16 лет. Кроме 600 новых самолетов, российские войска должны получить 100 боевых кораблей, 1000 вертолетов и 8 атомных подводных лодок класса «Борей». Плюс Москва ведет переговоры с Парижем о приобретении вертолетоносцев «Мистраль».

Объясняется столь активная политика в области вооружений стремлением России к проведению масштабной армейской реформы. На смену тяжело вооруженным, но неповоротливым формированиям должны прийти гибкие боеготовые соединения. «Военные конфликты будущего будут возникать быстро, развиваться стремительно и завершаться в короткие сроки», — как-то сказал начальник Генштаба вооруженных сил Николай Макаров. С одной стороны, в августе 2008 года евразийской державе удалось за несколько дней справиться с маленькой Грузией. С другой, война обнажила слабые стороны армии, унаследовавшей 20 000 тяжелых танков времен холодной войны, но вынужденной закупать беспилотные самолеты-разведчики в Израиле.

Давний партнер отечественной оборонной промышленности

В последние два года на международных выставках вооружений можно наблюдать интересный феномен: высокопоставленные российские военные, как правило, наносят визит вежливости на стенды собственных производителей, после чего спешат знакомиться с продукцией зарубежных производителей. В частности, генерал армии Владимир Поповкин на выставке Eurosatory 2010 во Франкфурте активно изучал ассортимент таких концернов, как EADS, Rheinmetall или итальянского Iveco. Вскоре после этого Поповкина назначили заместителем министра обороны.

Россия, которая в прошлом году по экспорту вооружений, принесшему почти 10 миллиардов долларов, как-никак заняла второе место в мире после США, демонстрирует слабость в первую очередь в различных сегментах высоких технологий, а также в логистике.

Современные лагеря быстрого развертывания для войск поставляются немецкой фирмой Kärcher Futuretech из Виннендена. До конца года на территории страны должно начаться производство бронетранспортеров Iveco — по лицензии итальянцев. Россия все еще продолжает «катать простейшую, гомогенную броню», в то время как на Западе «уже перешли к выплавке композиционной, содержащей элементы стекловолокна, керамики и добавок с применением нанотехнологий», — досадовала правительственная «Российская газета» еще в прошлом году.

Отдельные немецкие производители могут похвастаться давними традициями сотрудничества с Россией в области оборонной продукции. Так, концерн Rheinmetall «предлагал свои орудия русской армии еще до 1914 года», отмечает издание «Экспорт вооружений», выпускаемое Центром анализа стратегий и технологий. Германия – «старый партнер отечественного ОПК».