«Граница на замке»: депортация по-израильски

Люба Элькина, законная жена гражданина Израиля, на законном основании прожившая в стране три года и два года проработавшая сиделкой по уходу за престарелыми, на месяц уехала в Россию по делам и 5 октября возвращалась домой к мужу вместе с двумя несовершеннолетними детьми. Анатолий Элькин, пожилой инвалид-«сердечник», встречал родных в зале прилета аэропорта Бен-Гурион. Все пассажиры рейса SU-502 прошли, но жены все не было, и ее телефон не отвечал. Наконец Люба позвонила: «Нас депортируют».

11 часов, на протяжении которых Любу с дочкой и шестилетней внучкой держали в депортационных камерах, Анатолий провел в беготне и хлопотах. Обращение в отдел МВД аэропорта, звонки во все мыслимые инстанции иммиграционной службы, обращение в адвокатскую контору Давида Энджеля не помогли. — в час ночи Любу с детьми погрузили на рейс в Россию. Адвокат, взяв за «помощь» 3,540 шекелей, сообщил, что ничего сделать не может. Связи с женой больше не было — после одного звонка ей запретили пользоваться телефоном.

Сотрудники иммиграционной службы отказались впустить Любу в страну из-за того, что она везла с собой шестилетнюю внучку, официальным опекуном которой она является. Женщина растила ребенка с годовалого возраста — девочка жила с бабушкой то в Израиле, то в России, пока, наконец, российский суд официально не лишил ее родителей родительских прав. Решение суда и документ об опекунстве Люба везла с собой (с нотариально заверенным переводом на иврит) — но сотрудники иммиграционной службы не пожелали даже смотреть на эти документы. По словам женщины, русскоязычный работник паспортного контроля разговаривал с ней крайне грубо и недоброжелательно, говорил, что она в Израиле «никто», и таких, как она и ее дети, надо гнать из страны.

В час ночи женщину с детьми погрузили в самолет и отправили в Москву, в грубой форме предложив добираться оттуда до родного Новосибирска, как ей будет угодно.

«Без денег, без еды, без воды… Как бродячих собак» — Люба до сих пор не может рассказывать о пережитых унижениях без слез. От бездомного прозябания с детьми в чужом городе ее спасла московская подруга, одолжившая денег на билеты до Новосибирска.

Эту дикую историю Анатолий и Люба рассказали редакции NEWS.israelinfo. Поверить в возможность подобного произвола по отношению к легальной жительнице Израиля, обладательнице оранжевого внутреннего паспорта, нам было сложно — но представленные Анатолием документы не оставляют сомнений в ее подлинности. Любе закрыли въезд в страну по произволу иммиграционной службы МВД, без решения суда — только потому, что на паспортном контроле она честно сообщила, что собирается оформить детям статус жителей Израиля.

Визит в МВД Хайфы был согласован еще до поездки и назначен на 6 октября, женщина везла из России все документы, которых потребовали сотрудники ведомства. На случай, если дети получат отказ в виде на жительство, им были куплены обратные билеты на декабрь — к этому времени дочери Любы исполнится 18 лет, и она могла бы по истечении законного срока пребывания улететь обратно в Россию вместе с маленькой племянницей. Но и этот аргумент не возымел действия на людей, охраняющих границы Израиля от проникновения «чуждых элементов». Детям, которых прежде несколько раз благополучно пропускали в Израиль, на этот раз было решительно отказано в праве пробыть на территории страны еще хотя бы два-три месяца.

Люба и Анатолий были знакомы со студенческих лет. У обоих были неудачные браки, оба развелись. Нашли друг друга через интернет и поженились в России пять лет назад. Женщина воспитывала дочку-подростка и годовалую внучку — дочь своей «непутевой» дочери. В общем, обычная человеческая история, которая в нормальной стране не должна становиться предметом публичного разбирательства. Израиль является участником международных конвенций, защищающих права человека, права детей и права семей, — а Люба и Анатолий не нарушили ни одного пункта иммиграционного законодательства.

Анатолий, оставшийся без семьи по воле неизвестных «борцов с мигрантами», продолжает бегать по учреждениям и адвокатским конторам. Обращался даже к «русским» политикам — Софе Ландвер и Авигдору Либерману, но никакого ответа не получил. В хайфском МВД ему сказали, что выдворение его жены было «нарушением», но эти слова не помогут вернуть близких. Человек с больным сердцем, со 100% инвалидностью остался один. Прожив 14 лет в родной еврейской стране, гражданин «единственной демократии на Ближнем Востоке» чувствует себя не менее униженным и бесправным, чем россиянка Люба с ее «нежелательными» детьми.