Киргизия спустя год после беспорядков

Бишкек — Спустя год после июньских событий в Киргизии власти так и не наказали конкретных виновников межэтнического конфликта и, более того, даже не определились с их именами.

Три отчета трех комиссий — международной, депутатской и так называемой независимой — не только не внесли ясности в произошедшее, но и рассорили между собой народ, депутатов и членов временного правительства, которое на тот момент возглавляло страну.

Похоже, что никто из нынешних весомых политиков республики смысла в возмездии уже не видит. Гибель сотен людей, разрушенные населенные пункты и страх — все это стало инструментом в руках наиболее отъявленных политиканов. Международные эксперты неустанно заявляют: в Киргизияе именно после событий на юге вновь наблюдается всплеск национализма. Теперь, на фоне сводок правозащитников с процессов, где судят убийц и насильников, он приобретает все более агрессивные и насильственные формы. Однако тревожные звоночки экспертов и аналитиков практически не воспринимаются властями серьезно.

На публике они продолжают говорить о своем намерении поддержать имидж многонациональной и дружной Киргизии. Особенно рьяно пиарят качества постреволюционной страны за границей, которая за такие слова поощряет их грантами, премиями и похвалами. Однако надолго ли хватит такого киргизского самообмана, учитывая, что на деле внутри страны так и не определили, что и почему произошло в июне, и, соответственно, не сделали выводов.

Когда международная комиссия презентовала отчет и предоставила правительству Киргизии свои рекомендации, она тут же — с молчаливого согласия властей — была оскандалена. Пока власти прикрывали свое лицемерие (президент переходного периода — молчанием, члены временного правительства — оправданиями), за границей в которой раз с сожалением обсуждали инцидент. Представители Европейского союза, ООН и ОБСЕ успокаивали друг друга: не стоит обращать внимания на реакцию властей и, тем более, расстраиваться.

Объективности, уж коли ее не принесли международные эксперты и лояльные местные, ждали от членов депутатской комиссии. Но и этот орган ничего нового по поводу июньских событий не придумал: кто-то обвинял во всем временное правительство и отдельных политиков, а кто-то выбрал самую выгодную позицию — обрушиться с критикой на призрачных сепаратистов и беглых лидеров узбекских диаспор.

Чем ближе годовщина трагедии, тем понятнее становится: скорее всего, расследование июньских событий 2010 года постигнет участь не менее кровавого конфликта двадцатилетней давности. Тогда в Оше происходила не менее кровавая резня с той лишь разницей, что остановил ее советский спецназ. СССР находился на грани развала, и, конечно, никому не было дела до кропотливой работы — выработки полноценной межэтнической политики для маленькой союзной республики.

Так что же сделали власти для того, чтобы свести на нет напряженность между киргизами, узбеками, турками, русскими, цыганами, евреями и т.д.? Июньский конфликт показал, что происходит, когда государству от его народа необходимы только налоги и взятки. Возможно, ошские события — наследие президента Бакиева, злой умысел сепаратистов, но жить и двигаться дальше надо уже сейчас.

В Киргизии часто говорят о примирении как о единственно верном выходе из ситуации. Но почему прощения друг у друга должны просить лишь простые граждане? Почему временщики так упорно отрицают свою вину в том, что не смогли защитить свой народ от него самого? Почему прощения у граждан за действия властей просят те, кто вообще не имеет отношения к произошедшему?

Однако не стоит винить в спекуляциях на июньских событиях одну только власть. Об этом громко не говорят, но стало ясно еще полгода назад: некоторые из тех, кто пережил конфликт на юге, становятся требовательными, озлобленными, и, зная трусливость власти, с каждым днем все громче кричат о своих потребностях в компенсациях, наградах, гуманитарной помощи и льготах. Государство все это им пока предоставляет, вынужденное отказываться от других расходов. Но как долго это будет продолжаться? До окончания президентской гонки? На что способны озлобленные люди, остающиеся для своей родины обузой и теперь почувствовавшие свою силу?

Наверняка в кабинетах аппарата Розы Отунбаевой, спикера парламента Келдибекова, премьера Атамбаева специалисты уже заканчивают писать длинные и пламенные речи по случаю годовщины июньских событий. Что будет в этих текстах, которые перед своим народом прочитает с бумажки власть? Наверное, ничего нового: «Мы обещаем… Мы сделаем… Мы будем стараться…».

Прискорбно, но год спустя после ошской трагедии практически никто, даже власть Киргизии, не сможет твердо и честно заявить с трибуны, что чувствует себя защищенной и уверенной.