Кот-д’Ивуар: Лоран Гбагбо «не сдается»

Говоря по телефону из подземного бункера в своей резиденции, г-н Гбагбо отверг предположения о том, что он может покончить с собой, чтобы не отрекаться от власти, заявив: «Я не камикадзе, я люблю жизнь».

Несмотря на то, что его укрытие осаждают силы его соперника Алассана Уаттары (Alassane Ouattara), международно признанного победителя ноябрьских президентских выборов, г-н Гбагбо отрицает слухи о том, что он ведет переговоры о передаче полномочий.

По его словам, его армия «сейчас обсуждает с прочими силами условия прекращения огня», однако «на политическом уровне никаких решений принято не было».

«Я выиграл выборы и не веду переговоров об уходе, — заявил он французскому телеканалу LCI. – Мне кажется абсолютно невероятным, что весь мир играет в этот…. покер».
«Чтобы в Кот-д’Ивуар вернулся мир нам с Уаттарой надо поговорить друг с другом».

Он также раскритиковал французские войска в Кот-д’Ивуар, принявшие участие в бомбардировке его склада с оружием, хотя их основной задачей была защита иностранных граждан.

«Я не понимаю, почему спор из-за выборов в Кот-д’Ивуаре повлек за собой прямое вмешательство французской армии», — заметил он. Голос 65-летнего политика, больше десяти лет правившего страной, звучал устало, но решительно, когда он заявил, что не собирается кончать с собой.

«Я не камикадзе, — подчеркнул он. – Я люблю жизнь. Мой голос – не голос мученика, нет, нет и еще раз нет. Я не ищу смерти. Умереть – это не моя цель». Его заявления в очередной раз придали неожиданный оборот политической саге, поставившей Кот-д’Ивуар на грань гражданской войны, унесшей не меньше 1500 жизней и лишившей крова миллион человек.

Они также напрямую противоречат словам его официального представителя Ахуа Дон Мелло (Ahoua Don Mello), заявившего вчера журналистам о «прямых переговорах, основанных на рекомендациях Африканского союза о признании Алассана Уаттары президентом».

При этом г-н Мелло подчеркнул, что ни о каких договоренностях пока речь не идет. «Некоторые пункты по-прежнему дебатируются. Ничего пока подписано не было, Гбагбо ничего не подписывал», — сказал он.

Президент США Барак Обама вчера также еще раз призвал г-на Гбагбо сдаться. «Чтобы покончить с насилием и остановить кровопролитие, бывший президент Гбагбо должен немедленно уйти в отставку и приказать своим сторонникам сложить оружие», — говорится в его заявлении.

Хотя г-н Гбагбо окружен, необходимость заставить его живым покинуть бункер, в котором по слухам с ним вместе находятся его жена Симона и семь его детей – родных и приемных, — делает его захват трудной задачей.

Министр иностранных дел Франции Ален Жюппе (Alain Juppe) подытожил общее чувство разочарования, охватившее всех сторонников мирного урегулирования противоречий, и пригрозил возобновить военную операцию, если г-н Гбагбо не уйдет.

«Упрямство Гбагбо нелепо. У него больше нет другого выхода. Его все покинули, — заявил министр радиостанции France Info. – Он загнан в бункер в собственной резиденции, и теперь мы вместе с ООН, которая занимается этой проблемой, будем пытаться заставить его признать реальное положение дел и смириться с тем, что в стране сейчас только один законный и легитимный президент, и это Алассан Уаттара. Я надеюсь, что уговоры подействуют и нам не придется возобновлять военную операцию».

Дипломаты, следившие за карьерой г-на Гбагбо, не видят в его воинственности ничего удивительного. «По-моему, он просто тянет время, — заявил Associated Press один из высокопоставленных дипломатов. – Он всегда старался выиграть для себя хоть один лишний день».

После авиаударов, нанесенных силами ООН по складам оружия г-на Гбагбо, и штурма его дворца и резиденции солдатами, выступающими на стороне г-на Уаттары, обстановка в Абиджане, экономической столице Кот-д’Ивуар прошлой ночью оставалось спокойной, если не считать периодически звучавших выстрелов.

По частному телеканалу г-на Уаттары передавали отрывки из фильма «Бункер» о последних днях Адольфа Гитлера в его бункере перед самоубийством.

Командующий сторонниками г-на Гбагбо генерал Филипп Мангу (Philippe Mangou), на прошлой неделе укрывшийся в резиденции посла ЮАР, однако на этой неделе вновь вернувшийся поддержать г-на Гбагбо, подтвердил, что он был одним из двух генералов, обратившихся к ООН с призывами о прекращении огня.

Это позволило бы защитить «население, солдат, республиканскую гвардию, которая обеспечивает безопасность президента, самого президента, его семью и членов правительства», — заявил генерал.