Ливийские мятежники потеряли инициативу

В последние две недели какой-либо осмысленной активности мятежников в Ливии почти не видно. Резко снизился и поток условно достоверной информации о боевых действиях отрядов «революционных бойцов».

Западные СМИ сообщают о бомбардировках НАТО, о том сколько, где и когда было уничтожено бронетехники ненавистного Каддафи.

Сайты ливийской оппозиции тоже устали высасывать «победы» из пальца и, в основном, сосредоточились на пропагандистских рассказах о том, как хорошо живётся на «свободном востоке» Ливии и как «ужасны злодеяния Каддафи» на западе страны.

Также к описаниям боевых действий никак нельзя отнести сообщения Рейтер и Аль-Джазиры о «демонстрациях против Каддафи в Триполи» и о том, что повстанцы вот-вот дойдут до столицы и помогут «борцам за свободу». Если ещё месяц назад на волне эйфории от «освобождения Мисраты от войск Каддафи» ещё можно было говорить о каких-то слаженных боевых действиях отрядов мятежников, то теперь везде на западе страны и кое-где даже на востоке действия вооружённой оппозиции больше похожи на партизанскую войну

Теперь изрядно поредевшие отряды мятежников разъезжают по окрестностям Мисраты и нападают на ополченцев и правительственные войска. До недавнего времени более менее прочно они сидели лишь в Дафнии (к западу от Мисраты), однако в начале июня здесь тоже что-то произошло — сведения о «великих победах» над правительственными войсками из Дафнии перестали поступать уже 2 июня.

Ни о какой поддержке населения говорить не приходится. Попытки совершить переворот в Бани-Валид и бои в пригороде Мисраты — Таверге ни к чему не привели. «Революционные бойцы» приехали, кого-то убили, кого-то ограбили, где-то вывесили свой флаг. На этом всё закончилось. Ни в Таверге, ни тем более в Бани-Валид никакой власти оппозиции так и нет. Впрочем подавляющее большинство мятежников органически не способно установить какую-либо власть, что крайне раздражает их «западных партнёров».

Замечено, что население часто встречает мятежников спокойно и внешне даже выражает поддержку. Однако, как выяснилось, в большинстве случаев так происходит потому, что слухи о зверствах исламистов идут уже по всей Ливии и их просто боятся… И при каждом удобном случае стреляют в спину. Либо просто вздыхают с облегчением, когда очередная банда уезжает на джипах дальше «распространять свободу и демократию». Гражданская война везде одинакова — все в ней участвуют, но никто из населения в ней не заинтересован.

Что конкретно контролирует на востоке страны так называемый «Переходный совет» в Бенгази тоже сказать сложно. По крайней мере в зону его контроля можно с натяжкой включить прибрежную полосу от Адждабии до Бенгази и Тобрука. Остальная Киренаика вообще живёт сама по себе. Вооружённые группировки уже воюют между собой за нефть, за разворованные деньги, полученные за нефть, за власть и против власти прозападного «совета». Часть мятежников уже считает Национальный Переходный совет, навязанный Западом, незаконным. И убедить их в том, что это действительно «Национальное» правительство чем дальше, тем сложнее. Слишком уж явно пресмыкаются перед Европой члены этого «руководства». В Бенгази и Тобруке совершаются теракты — взрываются машины оппозиции, по ночам иногда стреляют.

В такой ситуации у НАТО остаётся только одна тактика — воздушный террор, которая и реализуется в настоящее время. Что делать с Каддафи, если по нему не попадёт ракета? Ну для этого как раз и продлён срок военной операции на три месяца. Командование Североатлантического альянса надеется, что за это время что-то изменится. Надеется на вертолёты, на спецназ, на диверсионные группы, которые вероятно смогут устранить Каддафи. Однако чем дольше будет идти «военная операция», тем сложнее будет европейским политикам убедить собственную оппозицию в правильности своих действий.