Примирение с папуасами

Украинским узникам концлагерей предложено поклониться Степану Бандере

Петр Порошенко учредил праздник – День памяти и примирения, который будет отмечаться 8 мая.

Это свое решение глава незалежной подкрепляет набившей оскомину фразой: «Украина – цэ Европа!». Чтобы хоть в чем-то приблизиться к «общемировым» ценностям, надо переходить на международные стандарты во всем, включая красные дни календаря. Действительно, 22 ноября 2004 года Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 8 и 9 мая днями памяти и примирения, признавая, что все государства могут иметь свои праздники победы, освобождения и т. п.

Но так ли безобиден очередной каприз шоколадного короля и что за этим стоит? На своей странице в Facebook Петр Порошенко, объясняя причину появления указа, написал: «В том ужасном конфликте не было ни победителей, ни побежденных – все его жертвы. Только публичным актом прощения друг друга мы сможем войти в эпоху высоких технологий, которые, умноженные на ненависть, ведут человечество к катастрофе».

В Германии, кстати, на которую чаще всего ориентируется украинское государство (точнее, то, что от него осталось), 8 мая празднуется День освобождения. Подразумевается, что сего дня в 1945 году немецкий народ избавился от фашизма. Слава богу, немцы пока не забыли, с чьей помощью, и претензий к нам по этому поводу не предъявляют в отличие от одичавших соседей-поляков, которые устами своего министра иностранных дел Г. Схетыны заявили, что их-де из германской оккупации вызволяли исключительно украинцы.

Россия – правопреемница Советского Союза, ее народы празднуют и будут праздновать 9 мая День Победы. Мы не просто освободили от коричневой чумы свою Родину и заодно пол-Европы, но и закончили войну в столице коварного и сильного врага, водрузив над поверженным Рейхстагом Знамя Победы. И это серьезная причина для подъема народного духа, для национальной гордости, чего нас пытаются лишить местные и забугорные либерал-пацифисты и русофобы всех мастей. Пока мы чтим 9 мая как День Победы – остаемся русскими людьми, поколением и потомками победителей. Забудем – превратимся в безродных космополитов и общечеловеков.

Украинцы (в основном бывшие русские) в лице своего «пана головы» отныне фактически отказываются от празднования Победы и значит, отрекаются от этого святого праздника, от своих погибших на полях сражений отцов и дедов, от своей памяти. Хотят, как европейцы, быть освобожденными и примириться со всеми.

Как говорится, вольному воля. Но если те же немцы искренне рады, что распрощались со своим проклятым прошлым – гитлеровским национал-социализмом, то от чего освободились нынешние жители Украины? От советского периода, времени сложного и спорного, но включавшего величайшие достижения, главное из которых – Победа?! И с кем будут примиряться? С бандеровцами из УПА, с добровольцами из дивизии СС «Галичина»?

Известно, что больше всего солдат на полях сражений потерял русский народ – 66,4 процента (5 млн 756 тыс.), но вторыми идут украинцы – 15,89 процента (1 млн 377 тыс.). Немало среди них награжденных боевыми орденами и медалями – 18,43 процента. Так что, Украина отказывается от них? От их вклада в Победу, от их подвигов и наград в пользу карателей и нацистов? Выходит, дикий случай, описанный журналистом Сергеем Башкатовым, становится нормой. Когда наши поисковики опознали останки найденного подо Ржевом уроженца Винницкой области лейтенанта Леонида Мороза и сообщили об этом родственникам, получили в ответ сногсшибательное: «Он был красноармейцем, воевал вместе с русскими. Нам такой не нужен. Заройте обратно: он предатель!».

В программе украинского Дня памяти и примирения предусмотрен Марш мира бывших узников концлагерей и ветеранов эсэсовских частей в общей колонне с возложением цветов к монументу Степану Бандере. Его по требованию ветеранов УПА накануне нового праздника установят на месте памятника Богдану Хмельницкому на Софийской площади Киева. А завершить сие торжество планируется на майдане, где все участники вместе с лидерами стран «свободного мира», в числе которых, помимо президента США, ожидаются главы стран Балтии и Франции, президент Польши и даже премьер-министр Папуа Новой Гвинеи, споют гимны Украины «Ще не вмерла…» и нацистский Die Fahne hoch («Знамена ввысь»)…

Свято место пусто не бывает – уже нашлись горячие головы (типа депутата Верховной рады, бывшего командира одного из карательных батальонов Мосейчука или одиозного Яроша), которые считают, будто настоящая война за освобождение Украины закончилась даже не с ликвидацией последнего «лесного брата» в начале 50-х, а чуть ли не в 1991-м с распадом СССР. Так и просится с языка: «Ай, Моська, знать она сильна!». Только лает эта шавка не столько на Россию, сколько на свою же историю, на память.

Итак, Украина дистанцируется от Победы, отказывается от вклада в нее своих лучших сынов и дочерей. И на Берлин глава незалежной смотрит с другой позиции, холопской, снизу вверх. Ждет, чтобы Германия прислала на Украину своих освободителей – немецких солдат.

Долго уговаривать не пришлось, нынешняя кригсфрау – министр обороны Германии Урзула фон Ляйнен 8 марта согласилась с приглашением, но еще раньше отозвались американцы – известные голуби мира. Они уже совершают марш по Европе и выгружаются на украинских авиабазах, чтобы освободить здешний народ от остатков памяти и здравого смысла.

Вот и мак – опять же американская эмблема памяти жертв еще Первой мировой войны, быстро перекочевавшая в Европу. У нас, русских, он ассоциируется прежде всего с опием – тяжелым наркотиком, который одурманивает человека, превращая его в зомби. Не станут ли такими зомби жители Украины, окончательно отказавшись от черно-оранжевой орденской ленты Святого Георгия – символа Победы, добытой в дыму и огне, в пользу красного мака, который у кого-то символизирует освобождение, а у кого-то – тяжелую зависимость?