Противостояние в Египте перешло в новую фазу

Противостояние в Египте между властью и оппозицией неожиданно перешло в совершенно новую фазу – на улицах появилась свежая сила, а именно сторонники президента Хосни Мубарака. Вся среда и четверг прошли в ожесточенных стычках между оппозиционерами и теми, кто поддерживает действующую власть. Основной ареной событий стали районы, примыкающие к площади Тахрир, равно как и сама площадь. А вот проведенный во вторник «Марш миллионов», успевший напугать своим анонсом и правительство, и прессу, не стал таким важным событием, как начало открытой войны между египтянами.

События развиваются с катастрофической быстротой – еще во вторник никто не помышлял о боях, и уж тем более не мог ожидать появления сплоченных сторонников Мубарака, а в среду все уже произошло. Брусчатое покрытие площади Тахрир разворочено – булыжник теперь не оружие пролетариата, а символ египетской революции. Десятки тысяч мужчин кидают друг в друга камни под прицелом сотен телекамер. Вот в ряды демонстрантов врываются наездники на верблюдах и лошадях, хлещущие нагайками противников. Вот бутылка с зажигательной смесью летит в танк, и через минуту он полыхает. Вот протестующие воздвигают баррикаду из подручного материала. И вот в режиме прямого эфира мы наблюдаем за столкновением двух бушующих толп.

Главным открытием этих дней стало наличие у режима Мубарака миллионов сторонников по всей стране (демонстрации в его поддержку проходят не только в Каире, но и, например, во втором по значению городе страны – Александрии). Конечно, оппозиция и СМИ заговорили о том, что это переодетые полицейские, замаскированные сотрудники спецслужб, члены проправительственной партии, что они первыми начали стрелять в безоружных. В любую революцию рождаются такие конспирологические мифы, когда действительность развивается не так, как хочется. Вспомним, как в Февральскую революцию все разыскивали полицейских на чердаках зданий в Санкт-Петербурге, хотя их там отродясь не было.

Видимо, значительный слой населения Египта осознал все те риски, которые несет с собой дестабилизация обстановки и уход Мубарака. И эти люди не хотят перемен в том смысле, в каком их понимают протестующие. Для среднего класса, для тех, кто вовлечен в экономику туризма, в торговлю, любые беспорядки, любая нестабильность во власти и хаос на улицах – верный путь к нищете и разорению. Поэтому, не отрицая фактов намеренной мобилизации со стороны сторонников Мубарака (уже известно, что проводилась массовая рассылка СМС с призывом выступить в защиту президента), можно сказать, что выход на улицу в поддержку власти был все-таки таким же стихийным порывом, как и начало действий оппозиции. Вспомним события на рубеже XVIII–XIX веков в Неаполе, когда против революционеров выступила народная масса – вопреки прогнозам либералов, полагавших, что простые люди будут за революцию.

Если же брать более близкие исторические аналогии, то события вокруг площади Тахрир напоминают то, что творилось в 1992 году в Душанбе на площадях Шахидон и Озоди. Там тоже все начиналось, как митинг демократической и исламской оппозиции, но в пику ему стихийно возник провластный митинг, между двумя лагерями начались потасовки, и все переросло в полномасштабную гражданскую войну. Правда, Египет, в отличие от Таджикистана, страна географически необычная. В нем нет пространства для гражданской войны в классическом смысле слова, поскольку 95 % населения сосредоточено в перенаселенных дельте и долине Нила, чья общая площадь не превышает территории Бельгии. А почти 90 % остальной территории – безжизненная пустыня. Так что гражданская война там возможна лишь в форме городской герильи.

Накануне по ТВ выступили все три ведущие фигуры египетской политики. Новый премьер Ахмед Шафик извинился перед народом за пролитую кровь, пообещав тщательно расследовать произошедшее и строгого наказать виновных.

Наиболее полным оказалось интервью назначенного на днях вице-президентом Омара Сулеймана, который на протяжении многих лет был правой рукой Мубарака. Он сделал ряд сенсационных заявлений, выступив за диалог с «братьями-мусульманами», и сказав, что президентские выборы могут пройти раньше срока.

По словам Сулеймана, Мубарак – честный человек, а его отставка – путь к хаосу. Туристический сектор уже понес миллиарды долларов убытка, Египет лишился миллиона туристов. Вице-президент уже начал переговоры с партиями, хотя в них приняло участие лишь две маргинальных, а остальные пока выжидают. Говоря о предстоящих выборах, он отметил, что сын президента Гамаль не будет в них участвовать, равно как и он сам. Сулейман специально отметил, что поправки будут внесены не только в закон о выборах президента (чтобы допустить до участия в них большее число кандидатов), но и в конституцию страны. Также возможен досрочный роспуск парламента.

Обращаясь к бунтующей молодежи, Сулейман сказал: «Ваши требования выполнены, возвращайтесь с улиц домой, дайте нам необходимое время для проведения реформ». Он попросил для этого примерно семьдесят дней. Также он сказал, что в события в Египте вовлечены иностранные державы, но при этом пообещал не разрывать мирный договор с Израилем: «У нас заключено мирное соглашение, мы его строго соблюдаем и не намерены нарушать». Дело в том, что судьба египетско-израильского мирного договора от 1979 года сегодня – вопрос вопросов. Некоторые представители оппозиции уже заявили, что после ухода Мубарака первым делом разорвут этот договор.

Сам Мубарак заявил, что готов уйти в любой момент, но в стране тогда воцарится хаос. Он пояснил, что в телефонном разговоре с Бараком Обамой сказал своему собеседнику: «Вы не понимаете египетской культуры. Знаете, что будет, если я уйду?». Сам же американский президент озабочен тем, что Мубарак не уходит немедленно, поскольку «изменения нужны сейчас». Его госсекретарь Клинтон вторит ему: «Египет не должен упустить возможности для изменений». Таким образом, на страну оказывается мощное давление, в первую очередь, со стороны ее главного стратегического союзника – Вашингтона, с тем, чтобы Мубарак подал в отставку и было сформировано правительство, представляющее все политические силы.

Но кто встанет на его место? Уже называется имя генсека Лиги арабских государств Амр Муссы, наряду с Мохаммедом эль-Барадеем. Но они могут оказаться слабыми лидерами и лишь ширмой для прихода к власти исламистов или насеристов. Поэтому следует ожидать, что Сулейман будет оставаться у власти как можно дольше, чтобы не допустить неконтролируемого развития событий. На улицах Каира и так уже развернулась охота на зарубежных журналистов, что дискредитирует страну в глазах всего мира.

В любом случае, ближайшие неделя-две станут решающими. Именно в эти дни станет ясно, в каком направлении будет развиваться ситуация в дальнейшем. И именно в эти дни будет сделан выбор в пользу либо катастрофического, либо относительного мирного сценария.