Расследование Financial Times: битва за Украину

The Insider публикует перевод второй части нашумевшего расследования Financial Times о дипломатических переговорах, посвященных конфликту в Украине. Перевод Екатерины Боярченковой. (Первую часть см. здесь http://theins.ru/politika/2901)

Был конец августа и у Петра Порошенко, президента Украины, совсем не оставалось времени: сепаратисты при поддержке тысяч российских военных обстреливали украинские войска на востоке страны. Ему было необходимо согласие Владимира Путина на прекращение огня, и быстро. Тогда он решил разыграть, как он считал, свой главный козырь.

Порошенко пригрозил связаться с женами и матерями российских солдат и объяснить, где находятся их мужья и сыновья

Порошенко пригрозил президенту России, что, если не будет соглашения о прекращении огня, его сотрудники разместят в интернете сотни жетонов, изъятых у российских солдат, захваченных или убитых в Украине. Они также свяжутся с их женами и матерями чтобы объяснит, где находятся их мужья и сыновья.

Потенциально это могло стать угрозой для восточно-западной пропагандистской войны. Путин официально отрицал, что регулярные российские войска когда-либо заходили на территорию Украины. Тогда российский лидер начал изменять свою позицию. Через несколько дней, Порошенко прибыл на саммит НАТО в Уэльсе с проектом договора о перемирии, которое должно было быть подписано в течение 24 часов.

Порошенко сообщил о солдатских жетонах ряду высокопоставленных западных чиновников, хотя российские чиновники этого не подтверждали. Некоторые подозревают, что такой поступок отражает определенную браваду со стороны политика-миллиардера, отчаянно пытающегося спасти свою страну от раздирания на части.

Минские соглашения, которые было подписаны в белорусской столице 5 сентября, позволили всем сторонам некоторое время делать вид, что кризис в Украине можно разрешить дипломатическим путем. Но смертельные бои, полыхнувшие снова в последние недели, показали, что данный документ стал очередным провалом сдерживания амбиций России в Украине.

В борьбе за страну Порошенко оказался зажат между российской агрессией и отказом стран Запада помочь Украине с контрударом. Получивший прозвище украинского «шоколадного короля» из-за состояния в $ 1,3 млрд, заработанного на кондитерском предприятии Roshen, Порошенко не является тем безупречным президентом, которого могли бы ожидать протестовавшие прошлой зимой в центральном Киеве против коррупции и олигархо-ориентированной системы.

Порошенко и сам был олигархом. Но он был единственным олигархом, который стоял с демонстрантами на Майдане, и его телевизионная сеть «5 канал» твердо поддерживала протестующих. Он был также опытным инсайдером, бывшим министром иностранных дел и министром экономики, который работал и при «оранжевой» власти после продемократической украинской революции 2004 г. и в течении короткого периода с пророссийским президентом Виктором Януковичем.

Порошенко колеблется между Востоком и Западом, имея предприятия не только в Украине, но и в России. Во время своей президентской кампании в мае он представлял свои связи с Россией как преимущество. «Конечно, я хорошо знаю Путина,» — говорил он. — «У меня большой опыт переговоров с ним. Могу подтвердить, что вести эти дискуссии не всегда легко.» Московские чиновники неофициально говорят, что они считают возможным для себя иметь дело с Порошенко.

Имея возможности для переговоров с Кремлем, Порошенко к тому же первый украинский президент, который свободно говорит по-английски и достаточно хорошо ориентируется в западной дипломатии. Порой во время кризиса, коренастый, сладкоречивый лидер оказывался в самом центре принятия решений в Европе.

Во время саммита глав государств ЕС, он задержался в вестибюле, закрытом для посетителей, чтобы «перехватить» Ангелу Меркель, когда она выходила, чтобы проконсультироваться со своими советниками. Его настойчивость была вознаграждена, и канцлер Германии обеспечила достаточно жесткие высказывания о кризисе Украины в коммюнике саммита. «Были те, кто выступал против, но это — Меркель, она может делать то, что она хочет», сказал европейский дипломат. «Она пыталась поддержать его.»

Но иногда он переоценивает свои возможности. В своем эмоциональном обращении к совместной сессии Конгресса США в сентябре, он поблагодарил Вашингтон за нелетальную помощь, оказанную украинской армии, которая включала в себя одеяла и очки ночного видения. «Но», -добавил он язвительно,- «никто не может выиграть войну с помощью одеял». Белый дом, который был против поддержки армии Украины, пребывал в ярости. «Это было глупый шаг с его стороны», говорит американский чиновник.

Телефонные разговоры Порошенко с Путиным также иногда оставляли американских, немецких и британских чиновников в неведении относительно ситуации. «Приходилось напоминать команде Порошенко: если вам нужна наша помощь, вы должны убедиться, что у нас есть четкое понимание того, что происходит», говорит дипломат.

Человек, близкий к Порошенко настаивает, что европейские и американские официальные лица были информированы. Порошенко постоянно обзванивал их с призывами «проснуться» и обратить внимание на Украину, пытался убедить их присоединиться к переговорам с Россией. Одна из наиболее важных встреч состоялась 26 августа, когда разгорелся бой на востоке Украины.

Требования Путина

Ужин в Минске, по словам одному из присутствующих, был «одной из самых сюрреалистических встреч, на которых мне доводилось присутствовать».

Помимо Путина, Порошенко и трех европейских комиссаров, в списке гостей были стареющие авторитарные лидеры Беларуси и Казахстана — Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев. Представитель США в шутку назвал это «баром из Звездных Войн мировой дипломатии».

Тон задавал Лукашенко, которого часто называют «последним диктатором Европы». За обедом он хвастался новым белорусским хлебом, от которого не толстеют, и арбузами, вкусными, как испанские, но с меньшим содержанием сахара.

Но еще сюрреалистичнее было то, о чем старались умолчать. Хотя российские танки уже перешли границу Украины, никто не желал упоминать войну. Даже в прошедших ранее пленарных заседаниях, когда Порошенко пытался обсуждать боевые действия, Путин переводил разговор на другое: на торговое соглашение.

К этому времени легко можно было забыть, что украинскому кризису положили начало планы ЕС заключить с Киевом соглашение о свободной торговле. Для Путина немыслимо было позволить территории, считающейся колыбелью русской цивилизации, попасть в орбиту Европы. Для ЕС ставки также были высоки: Украина занимала центральное место в его планах распространения демократии и европейских стандартов в еще большем числе бывших республик СССР посредством их программы «Восточного партнерства».

Фактически это было предлогом встречи в Минске: обсудить, как соглашение Украины и ЕС может стать совместимым с недавно образованным «Евразийским Союзом», который Путин создал вместе с Белоруссией и Казахстаном. Президент России давно убеждал Киев вступить в это объединение, и видел в украинской революции не только заговор Запада, но и серьезный удар по его экономическим перспективам.

Теперь Путин вновь попытался торпедировать соглашение, которое Порошенко подписал в июне, но на тот момент еще не ратифицировал. Он настаивал на новых переговорах по 2 340 строкам тарифов, что отдалило бы вступление торгового соглашения в силу на много месяцев или лет. Президент Украины был непреклонен: переговорщики могли потратить еще немного времени, но ничто не могло помешать Украине ратифицировать соглашение.

Путин угрожающе добавил: они могли бы войти в Киев за два дня — или в Таллин, Вильнюс, Ригу и Бухарест

Когда прочие гости ушли, Порошенко и Путин уединились в отдельной комнате — это была первая их встреча тет-а-тет в качестве президентов. Порошенко начал беседу, потребовав вывести войска из Украины, рассказал присутствовавший в Минске чиновник. Путин, по своему обыкновению, стал отрицать, что в Украине есть российские войска. Затем он угрожающе добавил, что если бы он действительно хотел вторгнуться, то в его распоряжении было 1,2 миллиона солдат, вооруженных самым передовым оружием в мире. Они могли бы войти в Киев за два дня — или в Таллин, Вильнюс, Ригу и Бухарест; все эти города — столицы стран ЕС и НАТО.

Несмотря на угрозы, Порошенко предложил мирный план. Если Путину этот план не нравится, заявил он, российскому президенту следует предложить собственный вариант.

По мере того, как в последующие дни бойня на востоке Украины только разгоралась, два лидера продолжали общаться по телефону. По словам западного дипломата, Порошенко боялся, что он «слетит [с поста] за два дня», если не принесет победу или мир. Но Путин также испытывал давление: в России распространялись новости о возвращении тел российских солдат из Украины, что делало угрозу Порошенко об армейских жетонах еще более действенной. 3-го сентября два президента приняли рамочное соглашение.

Одобрение Обамы

На следующий день президент Украины прибыл на саммит НАТО в Кардиффе (Уэльс), он привез сюрприз: проект соглашения о перемирии. Сначала он раскрыл его «Большой пятерке»: президенту США Бараку Обаме, Ангеле Меркель, президенту Франции Франсуа Олланду, премьер-министру Великобритании Девиду Кэмерону и премьер-министру Италии Маттео Ренци. Чтобы сильнее надавить на Москву и заставить согласиться с этим планом, Порошенко заявил лидерам, что Западу следует принять решение в пользу новых санкций против России, но при этом ЕС следует вести себя более гибко в реализации торгового соглашения с Украиной — включая пересмотр тысяч тарифных строк, с которыми не согласился Путин.

Согласно присутствовавшему в зале переговоров источнику, Обама ответил первым. «Этого хочет Украина, или Путин?» — спросил он. Порошенко дал понять, что это он стремится заключить эту сделку. Обама обернулся к Меркель: «Если украинцы этого хотят, почему бы и нет?» Она согласилась.

«Баррозу сразу такой: что за черт?» — вспоминает американский чиновник.

Но когда впоследствии о плане рассказали Жозе Мануэлю Баррозу, председателю Еврокомиссии, который упорно боролся за торговое соглашение, он не мог поверить своим ушам. «Баррозу сразу такой: что за черт?» — вспоминает американский чиновник. Понимал ли Порошенко последствия своей просьбы? В конце концов, именно отказ его предшественника Януковича от подписания ассоциации с ЕС вывел украинских протестующих на киевский Майдан. Если бы его не ратифицировали в том виде, в каком это было запланировано, «[мы боялись,] его скинут как Януковича», — рассказал чиновник, обсуждавший этот вопрос с Баррозу в Уэльсе.

Многим наблюдателям было ясно, что Обама хотел мирного соглашения любой ценой. Внутри страны на него оказывалось давление из-за подъема Исламского Государства Ирака и Леванта. Еще до саммита американские чиновники обзванивали столицы, чтобы найти что-то способное умиротворить Кремль, чтобы на встрече НАТО Обама мог сосредоточиться на ИГИЛ. «Мне тоже звонили американцы: не можем ли мы предложить русским хотя бы что-то символическое», — рассказал один из европейских инсайдеров саммита. «Я сказал им, что не бывает никаких символов. Это очень большой подарок».

Баррозу был непреклонен — и родился компромиссный план. Европарламент и Верховная Рада ратифицируют торговое соглашение 16-го сентября. Но меры, открывающие европейским товарам открытый доступ на украинские рынки (основная проблема, стоявшая за просьбой Путина внести правки в 2 340 строк тарифа) будут отложены до 2016 года. (Российский министр принял этот компромисс, за что позднее получил суровый нагоняй в Кремле).

Все было готово для подписания перемирия. Когда 5-го сентября лидеры НАТО собрались во второй день саммита, за тысячу миль оттуда, в Минске, представители Киева, Москвы и двух повстанческих «народных республик» востока Украины подписали соглашение из 12 пунктов.

Оно должно было предоставить повстанческим республикам значительную автономию, при этом позволив Порошенко заявить, что он сохранил границы Украины. Через несколько часов интенсивность боев начала спадать. Но они так и не прекратились

Провал соглашения

Оптимизму относительно Минского соглашения не суждено было продержаться долго. Россия не выполнила ключевые положения, позволяющие Украине обезопасить границы, и российская военная помощь продолжает поступать через них до сих пор. Попытки Меркель и других лидеров убедить Путина соблюдать соглашение на встречах тет-а-тет в Брисбене и Милане провалились.

С середины января на востоке Украины погибли десятки гражданских, а бои накалились почти до августовского уровня. Минское соглашение практически развалилось.

Эта эскалация вновь оставила лидеров Запада в неведении о мотивах Путина. Стремится ли он принудить Запад к более широким переговорам по таким вопросам, как его требование гарантий невступления Украины в НАТО? Или же он стремится создать «замороженный конфликт» на востоке, чтобы дестабилизировать киевское правительство? Вновь разгорелись споры о предоставлении оружия Украине, которые могут поколебать единство ЕС и США.

Тем временем российская экономика ушла в штопор, пострадав от падения цен на нефть и санкций. Со временем это может помешать Путину продолжать финансирование военных действий в Украине. Но они могут и заставить его усилить накал боевых действий, как после сбитого Боинга Малазийских авиалиний MH17, и использовать патриотический угар, чтобы отвлечь россиян от падения их уровня жизни.

Лидеры стран Запада от Берлина до Вашингтона сходятся на том, что крушение отношений с Россией кардинально изменило ситуацию. Словно во времена холодной войны, дипломаты вновь говорят о «сдерживании».

Провал разрешения кризиса дипломатическими методам привел к опасениям, что, возможно, Путину просто не нужно никакого разрешения. Бывший немецкий дипломат рассказывает, что после многих месяцев контактов с российским лидером Меркель пришла к печальному выводу.

«Возможно, он не заинтересован в восстановлении порядка», — говорит он. «Возможно, его советники говорят ему, что России лучше жить в мире, где никакого порядка нет».