Россия должна создать Трибунал по Ливии

Пока же РФ молчит, когда молчать не только безнравственно и преступно, но и предельно близоруко

Что делать с российским позором в Ливии? Ведь официальная Российская Федерация молчит, когда молчать не только безнравственно и преступно, но и предельно близоруко.

Сегодня – Ливия. Завтра – Сирия. Послезавтра – уже сама Россия.

Четыре месяца в нарушение резолюций Совбеза ООН НАТО бомбит Ливию. Россия молчит. Неделю полным ходом идет наземная операция НАТО. Россия молчит. Несколько дней натовские головорезы и интернациональные исламисты вырезают население Триполи. Число жертв – тысячи, что делает смехотворным и циничным «глубокое беспокойство» Совбеза ООН в резолюции № 1970 от 26 февраля «по поводу гибели гражданских лиц» – то самое беспокойство, которое и положило начало ливийской бойне.

Россия молчит.

Точнее, еще хуже. Россия активно делает вид, что в Ливии не происходит типовая смена режима (regime change), что НАТО в Ливии нет, есть «повстанцы» и прочие «борцы с тиранами» и «строители демократии».

Более того, посол России в НАТО, пламенный номенклатурный патриот Дмитрий Рогозин в самый разгар наземной операции в интервью Интерфаксу уверенно заявляет из столицы НАТО, что о роли НАТО в наземной операции мы вообще не узнаем никогда! Вот его точные слова: «Нам важно понять, участвовало ли НАТО в наземной операции непосредственно, однако понятно, что на этот вопрос мы никогда не получим ответ».

Настрой на то, чтобы «никогда не получить ответ», означает, что стратегия заключается в том, чтобы и дальше хранить молчание, «не замечая» реалий. Т. е. очередное совершенное НАТО преступление будет «проглочено» и, таким образом, принято не только как данность, но и как норма мирового бытия. За этим молчанием – не только лукавая и неперспективная дипломатическая позиция РФ, но и откровенная готовность согласиться на очередную «временную» и «ситуационную» отмену и слом международного права, которое в событиях вокруг Ливии с марта текущего года было в очередной раз высокотехнологично растоптано и убито.

Произошла такая же самовольная полномасштабная агрессия и военная операция НАТО, что и до этого в Югославии в 1999 году, затем – в Афганистане в 2001 и Ираке в 2003 году. При этом если в Югославии предлогом были якобы этнические чистки, в Афганистане – укрывательство талибами международных террористов, в Ираке – наличие ОМП (оружия массового поражения), то теперь – в чистом виде применение силы против бунта-мятежа.

Подавление мятежа в Ливии авторы резолюции № 1970 изобретательно и даже высокохудожественно определили как «насилие и применение силы против гражданских лиц, включая подавление мирных демонстраций… и подстрекательство к вражде и насилию в отношении гражданского населения со стороны правительства Ливийской Арабской Джамахирии на самом высоком уровне».

Ответ на вопрос о том, почему же с помощью подобного псевдоправового бреда (за который, напомню, Российская Федерация воодушевленно проголосовала) не описывалась ситуация в том же Бахрейне, сегодня уже малоинтересен. Отличие Бахрейна от Ливии хорошо известно: в Бахрейне имеются мощные сухопутная и морская базы США, а в Ливии их вот уже как 40 лет нет.

Гораздо интереснее ответ на вопрос, зачем пришлось воспалить головы ооновских юристов, чтобы добыть оттуда столь изощренные и фантастические формулировки. Дело в том, что п. 7 Устава ООН «ни в коей мере не дает Организации Объединенных Наций права на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства, и не требует от Членов Организации Объединенных Наций представлять такие дела на разрешение в порядке настоящего Устава; однако этот принцип не затрагивает применения принудительных мер на основании Главы VII».

Однако седьмая глава Устава ООН к ситуациям типа ливийской никакого отношения не имеет, т. к. касается случаев, когда налицо – «существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии», т. е. межгосударственных, а не внутригосударственных отношений. Это более чем очевидно, поскольку ООН и создавалась как объединение наций в целях регулирования отношений исключительно между государствами – членами ООН, а не внутри государств. Преамбула Устава ООН так и начинается с обозначения задачи поддержания мира как отсутствия войны между государствами: «Мы, народы объединенных наций, преисполненные решимости избавить грядущие поколения от бедствий войны, дважды в нашей жизни принесшей человечеству невыразимое горе…».

Понятно и то, для чего французские и американские креативщики от ООН всячески ушли от определения повстанцев как бунтовщиков или мятежников, превратив их в «гражданских» «мирных демонстрантов». Им нужно было в максимальной степени увести ситуацию от того, что четко определяется самой передовой в области права Европейской конвенцией о правах человека в ст. 2: «Лишение жизни не рассматривается как нарушение данной статьи, если оно является применением силы для подавления бунта или мятежа». Хотелось бы надеяться, что эти базовые принципы известны российским дипломатам, и они их держат наготове, чтобы пустить в дело.

Все эти издевательства над правом в конечном счете были нужны для того, чтобы на период смены режима в Ливии из мировых универсальных понятий изъять два базовых понятия – суверенитета и агрессии. Суверенитета – Ливии, а агрессии – НАТО и отдельных членов этой организации.

Теперь у официальной Российской Федерации есть единственный способ сохранить лицо – организовать и провести расследование по вмешательству НАТО в ливийские волнения и полному нарушению резолюции № 1973, а также по ангажированным действиям самой ООН, нарушающей через Совбез свой же собственный Устав. Для этого необходимо создать официальный Трибунал по Ливии или хотя бы общественный Трибунал по Ливии как неправительственную организацию.

Анализ и разбор всего происходящего вокруг Ливии позволит не только серьезно переформатировать нынешнюю крайне опасную ситуацию вокруг Сирии, а потом и России, но и прервать эту цепочку бандитских смен режимов, рейдерских захватов целых государств, а затем и получить плацдарм для восстановления и разработки новых принципов международного права на опыте агрессий против Югославии, Афганистана, Ирака и Ливии.

Нельзя разглагольствовать о том, что международное право не важно, или что оно давно уже попрано и не стоит им заниматься. Право – это самое главное оружие в борьбе за справедливость, и сдавать его нельзя. Надо не судачить об исчезновении права, а воссоздавать его заново и использовать в интересах мирового развития.

В заключение – о суде истории.

Глупости и мерзости в истории легко повторяются. Все то же самое, что сегодня происходит с США и НАТО, было перед Второй мировой войной, когда в ответ на агрессивные действия Гитлера западные государства во главе с Великобританией и ее тогдашним премьер-министром Невиллом Чемберленом проводили политику умиротворения Германии.

По факту же Гитлер выдвигал все новые и новые претензии, они вновь и вновь рассматривались и принимались «мировым сообществом» и в итоге становились объектом обсуждения, после чего надо было идти на все большие уступки Германии. В итоге Германия присоединила сначала Австрию (знаменитый аншлюс), а затем – Судетскую область Чехословакии. Гитлер окончательно уверовал в свою безнаказанность и в итоге начал Вторую мировую войну.

Официальной Российской Федерации пора прекратить проводить ту же политику умиротворения, благодушно разглагольствуя о «недопустимости расширения НАТО на Восток», в то время как НАТО вот уже как 10 лет – в самом сердце Востока, в Афганистане.

Все преступления, начиная с Югославии, должны быть исчерпывающе квалифицированы и объявлены. Сделать это и следует как раз на примере агрессии против Ливии в форме Трибунала по Ливии.

Кстати, в ответ на заявления Чемберлена, заявляющего, что в результате уступок агрессору он «вновь вернул мир в наше время», Уинстон Черчилль назвал его наивным миротворцем, который поверил, будто ему удалось снискать благорасположение Гитлера, уступив его безнравственным требованиям. Но, как пророчески заявил Черчилль, итогом умиротворения будет не только бесчестье, но и война: «Вы были поставлены перед выбором между войной и позором. Вы выбрали позор, но вы получите и войну» («You were given the choice between war and dishonor. You chose dishonor and you will have war»).