Сирия и «Хизбалла» — ружье, которое не выстрелит?

В начале года ведомая Ираном ось была на взлете. Долгая борьба «Хизбаллы» с коалицией 14 Марта за контроль над ливанским государством закончилась ее победой, а падение египетского президента Мубарака освободило Тегеран от его главного арабского врага.

Начало восстания в Сирии и представленное обвинительное заключение по делу убийства Рафика Рарири драматически изменили всю картину и обозначили ограниченность и уязвимость Партии Аллаха и ее иранских патронов, пишет известный ливанско-американский аналитик Тони Бадран в статье, опубликованной агентством NowLebanon под заголовком «Сопротивление» встречает сопротивление»

Сирийский режим, стратегический союзник Ирана в течение 30 лет, был орудием создания грозной военной организации «Хизбаллы». Война «Хизбаллы» с Израилем в 2006 году наглядно показала важность наземного коридор переброски оружия из Сирии в Ливан, их сотрудничества в области разведки и логистики. В том конфликте Сирия давала «Хизбалле» жизненно важную стратегическую глубину и укрытие для шиитских беженцев.

Если у Хасана Насраллы и были сомнения относительно того, как повлияет падение Асада на сирийский патронаж над «Хизбаллой», то они очень скоро развеялись. Его портреты и желто-зеленые флаги его движения в сирийских городах сжигают вместе с иранскими, особенно в районах с суннитским большинством. Неоднократные высказывания Насраллы в поддержку режима Асада только усилили эту ненависть суннитов.

Чем хуже ситуация в Сирии, тем вероятнее турецкое — возможно с саудовского и катарского благословения — вмешательство в сирийские дела. Турецкое форматирование нового сирийского политического порядка очень сильно усложнит стратегическую картину Тегерана – эти два центра вступят в борьбу за место Сирии на региональной шахматной доске.

Именно с этим связана настойчивость, с которой рупоры сирийского и ливанско-шиитского официоза твердят, что какие бы реформы не проводились в Сирии, Дамаск не перестанет поддерживать «сопротивление».

Ходят слухи, пока неподтвержденные, об участии боевиков «Хизбаллы» в подавлении волнений в сирийских городах. Но более существенными представляются спекуляции о том, что для укрепления режима Асада и перетасовки политических карт «Хизбалла» может инициировать войну в Израилем.

Многие годы династия Асадов использовала израильскую угрозу для сохранения военного положения в стране. Однако восстание показало, что политической пользы от антисионизма значительно поубавилось. Попытка Асада заработать капитал на антиизраильских чувствах палестинских беженцев в день Накбы 15 мая и Наксы 5 июня не принесли никакого ощутимого результата.

Будет поучительно взглянуть на действия «Хизбаллы» в те дни. В день Накбы Насралла действовал синхронно с сирийским командованием и руководил походом к ливано-сирийской границе. Однако 5 июня ливанская армия. Безусловно с ведома Насраллы, предотвратила повторение сценария, блокировов все подходы к границе. В день Наксы Асад остался один, а «Хизбалла» продемонстрировала ограниченность своего маневра.

Кроме того, «Хизбалла» прекрасно понимает, что удар по Израилю приведет к массированному возмездию. У Насраллы есть также повод задуматься, сможет ли объятый восстанием Дамаск оказать ему помощь в случае войны с Израилем.

Недавняя израильская и французская информация о переброске оружия и военного снаряжения из Сирии в Ливан многими интерпретируется как подготовка к войне, хотя наиболее вероятным объяснением является нервозность «Хизбаллы» и страх потерять базы и склады в районе Хомса.

Ненависть к «Хизбалле» среди сирийских инсургентов ставит перед Партией Аллаха и другие дилеммы: например, как примут в Сирии сотни тысяч шиитских беженцев в случае войны с Израилем. К этому можно добавить напряженность между общинами Ливана, которая неизбежно повысится в результате обвинения деятелей «Хизбаллы» в убийстве Рафика Харири.

В конечном счете, решение о войне с Израилем находится в иранских, а не ливанских и не в сирийских руках. Но неясно, насколько такой конфликт может помочь подавлению антиправительственного движения, ведь до сих пор напор его не спадает, несмотря на жестокие репрессии.

Иными словами, если Иран использует «Хизбаллу», чтобы дать Асаду перевести дыхание, он может в результате получить смертельно ослабленную «Хизбаллу» и все так же задыхающегося Башара Асада.