Сможет ли оппозиция в Турции изменить правила игры?

Сможет ли лидер светской оппозиционной партии Турции бросить вызов правящей партии Справедливости и развития на предстоящих в 2011 году выборах, будет зависеть в первую очередь от того, насколько ему удастся возродить к жизни идеи Кемаля Ататюрка.

Недавняя отставка председателя оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) в Турции Дениза Байкала, вызванная сексуальным скандалом, в котором он оказался замешан, открыла новое окно возможностей для светских политиков этой страны.
С того момента, как правящая исламистская партия Справедливости и развития (ПСР) пришла к власти в 2002 году, политика Турецкой республики столкнулась с двумя ключевыми проблемами: растущая авторитарность правительства и неспособность оппозиции остановить эту тенденцию.
Дениз Байкал явно не был тем лидером, который мог противостоять влиянию исламистов и их усилению.

В отличие от него, пришедший ему на смену 62-летний Кемаль Киликдароглу — харизматичный и яркий лидер, способный бросить вызов главе партии Справедливости и развития Реджепу Тайипу Эрдогану и изменить соскальзывание страны к исламскому тоталитарному правлению.

Киликдароглу, известный своими либеральными взглядами, позиционирует себя как духовного наследника Кемаля Ататюрка и сторонника социал-демократии. По его словам, он представляет турецких рабочих и средний класс. В случае если ему удастся донести до граждан страы свой посыл и он сможет возродить к жизни светскую идеологию Ататюрка, НРП сможет стать на выборах 2011 года серьезным соперником ПСР.

С 2002 года наследию Ататюрка в Турции был нанесен серьезный удар. Исламистская партия, хотя она и подчеркивала свою приверженность демократическим ценностям, взяла курс на подмену светских ценностей религиозными, а оппозиции не удалось вернуть поддержку масс населения.

С каждым годом НРП, ведущая оппозиционная партия страны, неуклонно утрачивала свое влияние.

Главной причиной фиаско была неспособность возродить к жизни ценности, заложенные Кемалем Ататюрком, и, основываясь на них, проложить путь в будущее. Светские партии Турции не сумели противостоять пафосу исламистов, обращавшихся к традиционному религиозному самосознанию граждан.

Обладает ли Кемаль Киликдароглу видением и влиянием, чтобы переломить ситуацию? Пока он предпринимает попытки сформировать сбалансированный список, который объединял бы представителей разных слоев общества. В частности, он включил в свой список имама и рекордное количество женщин. Ему предстоит убедить турок, что в начале XXI века кемализм не утратил своей актуальности и жизнеспособности. В этом случае Киликдароглу сможет претендовать на то, что его партия в состоянии совместить светские ценности основоположника современной Турции и набирающие популярность среди населения традиционные религиозные представления. Он должен осознать, что своим успехам правящая исламистская партия обязана во многом тому, что ее лидеры сумели дать турецкому обществу ощущение перспективы. Отталкиваясь от ультраконсервативных представлений и традиционного уклада большей части населения, ПСР развернула Турцию лицом к мусульманскому миру и поставила под сомнение аксиому, будто эта страна является неотъемлемой частью Запада и НАТО. Нравится это кому-то или или нет, но они нашли путь к сердцу своих соотечественников и сумели кардинально изменить лицо страны.

Народно-республиканская партия не сумела дать достойный ответ на брошенный ей вызов, и ее критика партии Справедливости и развития не была услышана массами. В результате вся деятельность оппозиции свелась к пустому и постоянному критиканству, а за НРП прочно закрепилось прозвище «Партия «Нет».

Скандал, в котором оказался замешан Дениз Байкал, парадоксальным образом породил надежду на перемены. Турецкие политики не уходят добровольно в отставку, и если бы не история с сексуальными похождениями Байкала, он, наверняка, оставался бы во главе НРП и… проиграл выборы. Теперь у его преемника появился шанс предложить своим соотечественникам не только традиционное для НРП «нет», но и идеологию нового кемализма, дать видение будущего Турции, как светского европеизированного государства.

Кемаль Киликдароглу уже продекларировал стремление добиваться вступления в Евросоюз, и его репутация убежденного либерала и социал-демократа будет, несомненно, способствовать реализации этой цели. Многие турецкие дипломаты, недовольные нынешним курсом Анкары, не скрывают симпатий к светской оппозиции. В Европе НРП будут воспринимать, как лево-либеральную «партию перемен», как это произошло в свое время с Португалией и Испанией. В этом случае Анкаре будет намного легче найти понимание чиновников в структурах ЕС и обрести поддержку общественного мнения в Европе.

Это, впрочем, не такая уж простая задача. Европейцы ушли далеко вперед в осуществлении демократических, либеральных реформ, и мечта Ататюрка о превращении Турции в часть Старого Света выглядит сегодня куда призрачнее, чем даже в начале прошлого века. Чтобы реализовать ее, новому кемализму предстоит кардинально изменить облик страны, что выглядит весьма проблематичным на фоне последних успехов местных исламистов.
Новый кемализм должен сохранить либеральные аспекты реформы Ататюрка, устранив из них авторитарные и анахронистические моменты. Новая концепция должна основываться на разделении религии и государства при сохранении терпимого отношения к социальному консерватизму, свойственному турецкому обществу.

Существующие отношения между государством и религией должны быть пересмотрены: государству надлежит дистанцироваться от всех вопросов, связанных с конфессиональными проблемами. Законы должны гарантировать, что религия не будет влиять на политику. Но при этом государство должно обеспечить всеми необходимыми правами как мусульман, составляющих 99,9 процента населения страны, так и приверженцев других религий.

Хотя кемализм должен быть реформирован, ПСР, в свою очередь, не может не учитывать наследия Кемаля Ататюрка. До последнего времени партия Справедливости и развития отказывалась вести диалог с оппозицией, придерживаясь лозунга: съешь своего противника или он сожрет тебя.

Отказ от кемализма достиг апогея в мае этого года, когда турецкий парламент принял конституционные поправки, предложенные ПСР. В случае если эти поправки будут одобрены на референдуме 12 сентября, партия Справедливости и развития, уже сейчас контролирующая исполнительные и законодательные органы власти в правительстве, будет наделена правом назначать судей в Верховный суд и формировать судебную систему. Фактически это будет означать отказ от независимой юрисдикции и демократии.
Насколько достижимы цели правящей партии и, прежде всего, ее лидера Эрдогана?

Идея светского государства, заложенная Ататюрком, укоренилась в Турции и обрела многочисленных сторонников. Даже если ПСР сумела «сожрать» своих секулярных оппонентов из НРП, вряд ли она «переварит» составляющих значительный процент общества сторонников светского государства. Тем более что среди последних немало влиятельных бизнесменов, представителей средств массовой информации, лоббистов, политиков и общественных деятелей.

Опросы общественного мнения свидетельствуют, что ПСР с ее религиозно-традиционалистской повесткой дня не поддерживают от 32% до 38% турецкого населения, что составляет около 25 млн человек. Кроме того, партии Справедливости и развития придется принимать во внимание влияние и популярность Киликдароглу.
Турция входит в новую эру, и успех в развитии страны может быть достигнут только при нахождении компромисса между ПСР и приверженцами нового кемализма.

Это означает, что правящая партия не может вести страну к фактической диктатуре и должна принять в той или иной форме либеральные ценности. В свою очередь, НРП во главе с Киликдароглу предстоит реформировать и возродить к жизни ценности Кемаля Ататюрка, дав новой импульс его исторической миссии. В случае если Киликдароглу сумеет осуществить реформу в своей партии и сделать ее лозунги привлекательными для масс избирателей, НРП сможет рассчитывать на победу.