События на Ближнем Востоке влияют на интересы России

За последние несколько месяцев ситуация на Ближнем Востоке успела несколько раз поменяться: от начала мирных переговоров до возобновления военных действий и обратно — к диалогу. Все это время в Москве с тревогой следили за развитием событий в регионе, пытаясь через прямые контакты с израильтянами и палестинцами и посреднические усилия «четверки» остановить деградацию ситуации. Поиск путей нормализации обстановки — главная цель начавшегося в понедельник визита министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Израиль, Палестину и Египет.

Отношение Москвы к началу непрямых переговоров Израиля и Палестины, диалог ФАТХ и ХАМАС, роль Турции в ближневосточном урегулировании и корректировка вектора политики США в сторону арабских государств. Об этом в эксклюзивном интервью «Голосу России» накануне ближневосточного турне главы МИД РФ рассказал спецпредставитель президента России по Ближнему Востоку, заместитель министра иностранных дел Александр Салтанов.

— Александр Владимирович, в последнее время обстановка на Ближнем Востоке, можно сказать, накалилась. Иран заявляет о наращивании мощностей по производству ядерного топлива. Активизировались курдские экстремисты, арабо-израильский конфликт чуть не перерос в военную стадию. При этом во всех новостных сообщениях присутствует Турция — то как миротворец, то как пострадавшая сторона, то как экспертный переговорщик. Не помешает ли новый игрок, Анкара, на этой арене тому, что годами создавалось путём длительных переговоров?

— Думаю, что не помешает. И наш опыт взаимодействия с Турцией по различным проблемам: по поиску развязок очень сложных узлов показывает, что у Турции есть солидный потенциал для того, чтобы вносить позитивный вклад. В принципе, это естественно, что в последние годы Турция активизировала свою политику в регионе. Хотя она и раньше уделяла значительное внимание развитию событий здесь. Естественно потому, что всё, что происходит на Ближнем Востоке, затрагивает непосредственно интересы Турции.

Также естественно и для России наращивать свою активность на Ближнем Востоке с учётом всё более туго затягивающегося узла противоречий, нерешённых конфликтных ситуаций — прежде всего арабо-израильского конфликта. Мы также находимся в непосредственной близи от этого района, и всё, что там происходит, так или иначе влияет на наши интересы. Именно поэтому Россия постоянно активизирует свою политику в данной части Земного шара, стремясь оказывать позитивное, конструктивное влияние на процессы, которые происходят на этой арене.

Главное, конечно, найти такие решения всего комплекса вопросов, которые бы наконец-то помогли народам Ближнего Востока встать на путь стабилизации, укрепления всеобщей безопасности, равной для всех. И помогли бы наладить нормальное сотрудничество, нормальное взаимодействие. Мы надеемся, что и Турция будет так же действовать в этом направлении: в рамках общих усилий, которое предпринимает международное сообщество. Важно чтобы в контексте этих усилий учитывались интересы всех государств и всех народов — прежде всего народов и государств, расположенных непосредственно в регионе.

— Александр Владимирович, но существует такая версия, что нынешние действия Анкары, её активизация именно на ближневосточном направлении, направлены, что называется, на внутреннего потребителя. С Вашей точки зрения, хватит ли у Анкары, если говорить о внешнеполитической мощности, возможностей и политического потенциала, чтобы стать основным игроком в регионе?

— Вы знаете, тут не нужно бороться за место: быть главным, неглавным игроком — не в этом должна состоять задача. Задача должна состоять в том, чтобы, как я уже сказал, налаживать коллективные усилия для решения острых вопросов, которые накапливались десятилетиями. И как мы представляем, потенциал у Турции для того, чтобы работать «в оркестре», имеется.

В том, что касается ближневосточного урегулирования, несомненно, лидирующая роль по-прежнему будет принадлежать «квартету» международных посредников. Но это не значит, что другие страны должны оставаться в стороне. Нет, все, кто может внести конструктивный, позитивный вклад, должны работать вместе.

— Кстати, о «квартете» международных посредников по Ближнему Востоку. Спецпосланник США Джордж Митчелл, похоже, так и не смог добиться каких-то конкретных результатов в урегулировании, учитывая ситуацию с «Флотилией мира». Не пора ли «квартету» вновь заявить о себе, потому, что заседания группы были уже достаточно давно, последнее — несколько месяцев назад?

— Ну, во-первых, ещё рано говорить о том, чего добился наш коллега Джордж Митчелл, а чего не добился. Собственно говоря, процесс только-только начинается. Но в любом случае — уже определённый результат есть. Да, он ещё, может быть, далёк от того, что всем бы хотелось видеть. Но тем не менее он есть. Это начало так называемых проксимальных договоров, то есть непрямых. И это очень важно. «Квартет» поддерживает усилия Митчелла для сближения позиций сторон — достижения такого уровня понимания следующих ходов, которые позволили бы перейти к прямым переговорам для обсуждения всех вопросов, связанных с окончательным статусом палестинских территорий. То есть связанных с созданием независимого Палестинского государства.

«Квартет» работает. Собственно говоря, не так уж давно было и заседание на министерском уровне, довольно успешное. Все очень высоко оценивают результаты встречи в Москве. Действительно, был одобрен целый ряд новых положений, которые работают на активизацию мирного процесса. Но, помимо этого, ведётся практически ежедневная, ну, уж еженедельная точно, работа в рамках «квартета». Это и телефонные контакты министров иностранных дел. Это и постоянная связь между спецпредставителями участников «четвёрки». Они практически ежемесячно, а то и по два раза в месяц встречаются в регионе.

Буквально на днях состоится новая встреча спецпредставителей. Я думаю, что она произойдёт в Израиле. Помимо этого обсуждаются, конечно, и следующие шаги на уровне министров. Сейчас разные варианты обдумываются. Самая вероятная, конечно, это встреча в ходе Министерской недели 65-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Но, если потребуют обстоятельства, конечно, можно будет встретиться и раньше.

Так что «квартет» работает. Может быть, мало о себе заявляет в прессе, но это поправимо.

— Александр Владимирович, вы уже упомянули о прямых переговорах между сторонами. Одно из условий, насколько я понимаю, начала этих прямых переговоров — в них должен участвовать единый представитель от Палестины? И как раз после обстрела Израилем «Флотилии мира» ФАТХ и ХАМАС заявили о том, что они начинают переговоры по объединению. Каковы шансы, того, что будет какой-то результат этого диалога?

— Ну, прежде всего, такого условия для начала переговоров нет. Есть законный общепризнанный представитель палестинского народа в лице палестинской национальной администрации и главы палестинской национальной администрации — Махмуд Аббас. Он уполномочен вести переговоры с Израилем об окончательном урегулировании и создании основ для формирования палестинской государственности.

Другое дело, что восстановление палестинского единства, безусловно, необходимо для того, чтобы переговорный процесс завершился успехом. Ведь достигнутые договорённости придётся реализовывать. А реализовывать в условиях раскола, в условиях ситуации, когда Газа находится в изоляции, отделена политически от Западного берега реки Иордан, конечно, крайне сложно. Вот почему Россия и другие государства выступают за скорейшее межпалестинское примирение на основе тех положений, которые выдвинул Египет. И, конечно, на платформе Организации Освобождения Палестины, то есть на той платформе, которая ведёт к урегулированию с Израилем.

— А каковы шансы всё-таки, с Вашей точки зрения, нынешних переговоров ФАТХ и ХАМАС?

— Вы знаете, шансы здесь считать бессмысленно. Главное, чтобы была проявлена политическая воля как руководством ФАТХ, так и руководством ХАМАС. Главное, чтобы национальные интересы всего палестинского народа были поставлены выше каких-либо других соображений. И если это произойдёт, то тогда, конечно, путь к установлению единства будет расчищен.

— А будут ли способствовать диалогу ФАТХ и ХАМАС новые предложения Генерального секретаря ЛАГ Амра Мусы по достижению как раз межпалестинского перемирия?

— Любые предложения, любые усилия, конечно, могли бы этому способствовать. И мы с уважением относимся к тому, что делает Генеральный секретарь Лиги арабских государств. Но, как я сказал, уже имеется платформа для того, чтобы осуществлять шаги в сторону единства. Главное, ещё раз подчеркну, это политическая воля.

— Александр Владимирович, после атаки Израиля на «Флотилию мира» появилась информация о том, что Израиль будет создавать свою независимую комиссию по расследованию этой ситуации. Предоставил ли Тель-Авив первые результаты своего расследования этого инцидента и будет ли об этом идти речь в ходе визита главы МИД России Сергея Лаврова на Ближний Восток, который начинается в понедельник?

— Комиссия только создана, она только начала свою работу. И говорить о каких-то результатах, наверное, было бы рано. В принципе это шаг в правильном направлении. Но главное, чтобы вся деятельность комиссии соответствовала тем критериям, которые были изложены в заявлении Совета Безопасности ООН, принятом после трагических событий, связанных с «Флотилией мира», когда израильские военные осуществили такие неприемлемые действия.

Действия, которые, к сожалению, привели к гибели людей. Но в принципе нужно решать основной вопрос — это снятие блокады с сектора Газа. Недопустимо, когда население — старики, дети, женщины — фактически подвергаются коллективному наказанию. И снятие блокады, безусловно, не только облегчило бы их положение, но и улучшило бы атмосферу для ведения переговорного процесса между палестинцами и израильтянами.

— А не приведет ли снятие блокады к ухудшению ситуации в регионе, чего так опасается Израиль?

— Вы знаете, опасения вполне законные. Но когда речь идет о снятии блокады, естественно, подразумевается решение, как минимум, двух вопросов. Это свободный допуск невоенных, гражданских, гуманитарных грузов и обеспечение условий, при которых бы безопасности Израиля не наносился ущерб. Это совершенно очевидно.

— Александр Владимирович, если позволите, я верну Вас к предыдущему вопросу: будет ли обсуждаться ситуация с «Флотилией мира» во время визита главы МИД РФ в регион?

— Да, все о чем мы с Вами сегодня говорили, будет затрагиваться и в ходе предстоящего визита Сергея Викторовича Лаврова на Ближний Восток — в Израиль, на палестинские территории, в Египет. Обстановка очень сложная. И этот визит нацелен на то, чтобы содействовать нахождению таких вариантов, которые бы все-таки остановили тенденции к худшим сценариям. Разумеется, в этом контексте будет обсуждаться и тема, связанная с трагедией, произошедшей с «Флотилией мира», с гуманитарным грузом, направлявшимся в Газу.

— Все-таки нет ли у Вас ощущения, что нынешние действия Израиля, в том числе и недавнее сообщение о том, что будет произведен снос палестинских домов в Восточном Иерусалиме, ведут к затягиванию переговорного процесса и в конечном счете это выльется в то, что Тель-Авив нанесет удар по Ирану? То есть вот это затягивание переговоров сейчас знаменует некую подготовку к войне Израиля с Ираном?

— Я бы сейчас не стал делать каких-то выводов. Почему? Потому что непрямые переговоры только начались. Есть еще несколько месяцев для того, чтобы выйти на прямые переговоры. И в зависимости от развития обстановки вокруг переговорного процесса, наверное, нужно будет и делать выводы. У нас есть заверения и палестинского руководства, и правительства Израиля о том, что они будут вести настойчиво, упорно переговоры, вплоть до достижения взаимоприемлемого результата. Мы ориентируемся на это.

Вы затронули тему новых планов Израиля строительства в арабском квартале Восточного Иерусалима. Конечно, это нас очень беспокоит. Сейчас момент крайне чувствительный, когда нужно всем воздерживаться от любых односторонних шагов, способных разрушить появившуюся еще очень хрупкую перспективу продвижения в мирном процессе. Разумеется, такие шаги, как объявление о новых планах строительства, а тем более сноса домов в арабском квартале не только не способствуют формированию благоприятной атмосферы, наоборот, могут сильно подорвать необходимые условия для продолжения переговорного процесса.

Но мы удовлетворены тем, что, несмотря даже на это, все-таки и у палестинцев, и у израильтян по-прежнему достаточно явный настрой на то, чтобы диалог продолжать.

— Александр Владимирович, недавно глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас провел встречу с президентом США Бараком Обамой. Это уже вторые прямые переговоры американского лидера с главой Палестины. Можно ли в этой связи говорить о том, что политика Белого дома в отношении стран Ближнего Востока меняется и что Вашингтон все-таки протянул руку в сторону ближневосточного региона и арабских стран и это не осталось на уровне слов и заявлений?

— Как мы понимаем, то, что сейчас наши партнеры в Соединенных Штатах делают в интересах реанимации мирного процесса, соответствует и предвыборным заявлениям нынешнего американского руководства, и заявлениям, которые были сделаны после создания администрации демократической партии. Мы ощущаем действительно настрой на то, чтобы содействовать в силу потенциала, имеющегося в Соединенных Штатах, стабилизации обстановки на Ближнем Востоке. Мы этот настрой поддерживаем. Мы взаимодействуем и с американскими партнерами, и с другими партнерами по «квартету», и не только по «квартету». Имеются в виду и страны региона, и другие государства, в том числе и в Европе.

А то, что Махмуд Аббас посещает Вашингтон — это не новость. Он не единожды там был. Это совершенно необходимый элемент в работе по продвижению к миру в регионе. Он и в Москве бывал. Недавно министр иностранных дел Палестинской национальной администрации посетил некоторые государства Балтии. Махмуд Аббас в Европе бывает часто. Это совершенно естественный и необходимый элемент работы. Скоро состоятся и другие встречи. В том числе и возможная поездка Биньямина Нетаньяху в Соединенные Штаты.

В рамках этих усилий, конечно, надо рассматривать и недавнюю поездку президента России Дмитрия Медведева на Ближний Восток. И предстоящие встречи в регионе нашего министра иностранных дел Сергея Лаврова. И целый ряд других действий, которые предпринимают Россия и другие государства.

— А как Вы полагаете, вот этот разворот новой администрации в сторону арабских государств, если сравнивать с предыдущей администрацией, которая в большей степени поддерживала Израиль, будет ли он способствовать вообще урегулированию?

— Израиль и Соединенные Штаты связаны отношениями стратегического союзничества. И в этой формуле ничего не поменялось. Другое дело, что в результате провалов американской политики на Ближнем Востоке в предыдущий период, видимо, в Вашингтоне созрело понимание того, что нужно иметь нормальный диалог, не навязывая своих концепций, и с другой стороной в арабо-израильском конфликте.

Это тем более важно с учетом того, что целый ряд, мягко говоря, необдуманных действий предыдущей администрации привел к серьезному росту антиамериканских настроений в мусульманском мире, в мировом сообществе в целом. Если на базе международной законности американская администрация будет выправлять такое положение, ну, что же, это можно только приветствовать.