США и Россия продолжают переговоры о наркотках

Одной из незамеченных сторон отношений «перезагрузки» между США и Россией являются достижения постоянно продолжающихся переговоров о наркотиках. Страны раньше не могли найти общего решения в вопросе торговли опиумом в Афганистане.

В 2010 году Россия открыла возможность транзитного перевоза войсками НАТО военных припасов по своей территории, что является решающим фактором для проведения военной операции США в Афганистане.

Данное решение было принято во время серьезных разногласий по поводу производства опиума в Афганистане. Российские официальные лица призывают США уничтожать плантации опиумного мака и подпольные нарколаборатории, считая, что афганский героин виноват в ежегодно гибели 30 тысяч человек и наркозависимости 1,6 миллионов россиян. США поддерживали идею уничтожения плантаций, но после решили, что данные меры не эффективны. Теперь силы коалиции в Афганистане ведут среди фермеров широкую кампанию по стимулированию возделывания альтернативных культур и отказу от посевов мака. А США призывает Россию уменьшить число наркозависимых людей путем лечения и профилактики.

Тем не менее, официальные лица продолжают переговоры. Например, на прошлой неделе прошел прием в библиотеке американского посла, после которого представители обеих стран заявили, что продолжают работать в одном направлении, даже учитывая разные подходы к решению ситуации.

«Если нет плантаций мака, то нет и наркотрафика», — заявил Виктор Иванов, директор Госнаркоконтроля.

Афганистан производит около 90% мирового объема опиатов на относительно небольшом участке земли. «Если мы сконцентрируем наши усилия по борьбе с плантациями там, то это будет в тысячи или миллионы раз дешевле, чем бороться с героином по всему миру», — добавил Иванов, повторяя неоднократно высказанную позицию.

Джил Керликовске (Gil Kerlikowske), директор центра по контролю за наркотиками администрации президента США, ответил на это, как и прежде: «Американское правительство не собирается уничтожать плантации. Мы не можем навязывать свое мнение афганскому правительству».

Активисты в России находят данное направления переговоров непозволительным, считая, что США и Европа должны заставить Россию сконцентрироваться на подходящем лечении для наркозависимых: метадон вне закона, а методы лечения наркотической зависимости все еще ставят акцент на наказание, как и в советские времена.

В тоже время некоторые эксперты хвалят США за включение России в решение проблемы.

«Думаю, что данная тема является проблемной в российско-американских отношениях, но США стараются ее решить, нежели дать ей другое определение», — считает Ванда Фельбаб-Браун (Vanda Felbab-Brown), сотрудница Brookings Institution, которая занимается проблемой наркотрафика в Афганистане.

Фельбаб-Браун отмечает, что США оставались ярыми сторонниками уничтожения плантаций до недавних пор, пока исследования не показали, что данный способ неэффективен — местным фермерам оказалось сложно разрабатывать новые посевы и выходить на новые рынки.

С другой стороны, Россия несет ответственность за уничтожение традиционного для Афганистана сельского хозяйства за время советской оккупации.

«Русские уничтожили сельский Афганистан», — считает она. «Они держали под контролем города, но так и не смогли взять под контроль сельские регионы, потому приняли политику выжженной земли — они разбомбили все деревни и перевезли людей в города. Это привело к тому, что традиционное земледелье было уничтожено, а маки, которым не нужны удобрения и нужно мало воды, проросли».

С 1981 года маковые поля медленно, но верно разрастались, и афганцы забыли, как выращивать гранаты, виноград, абрикосы и миндаль. Система распространения исчезла, а другие страны, например Азербайджан, заняли пустующее на рынке место.

Теперь, страдая от заболеваний, которые ведут к сокращению средней продолжительности жизни среди стареющего населения, и героиновой эпидемии среди молодежи, Россия опасается демографической катастрофы.

В попытке бороться с героиновой зависимостью власти опираются на советские методы борьбы с алкоголизмом, который тогда рассматривался как моральное падение, а не заболевание. Наркотики в СССР игнорировались, так как считалось, что это бич капитализма.

«Стоит признать, что Россия не сталкивалась с лечением наркозависимости и профилактики потому, что у нас не было таких проблем», — заявил Иванов. «Теперь мы пытаемся решить эту проблему».

В прошлом году Керликовске организовал делегации во главе с Ивановым визит в Балтиморский суд, рассматривающий дела о наркотиках, где осужденные на тюремный срок могли заменить его на лечебные программы. Иванов выразил надежду, что к концу года в России будут приняты необходимые законы для того, чтобы разрешить подобное в стране.

Иванов также добавил, что в России разрабатываются программы для профилактики в школах. Официальные лица России и США начинают совместную работу по выявлению подпольных нарколабораторий в Афганистане, контролю за границами и выявлению операций по отмыванию денег от наркотрафика.

Но Иван Варенцов, координатор фонда Андрея Рылкова в Москве, считает, что ничего не изменится до тех пор, пока Россия будет отказываться от стандартных протоколов по лечению наркозависимых, принятых ВОЗ, -например, программ по предоставлению шприцов и программ по переходу на метадон для тех, кто хочет отказаться от наркотиков.

Если сотрудничество России и США по теме наркотиков ограничится появлением похожих на Балтиморский судов, то это никак не поможет российским наркозависимым, считает Варенцов.

«Это лишь ухудшит проблему», до тех пор, пока методы лечения не будут изменены, добавил Варенцов.

Ричард Елович (Richard Elovich), социолог и консультант по вопросам здравоохранения в Колумбийском университете, считает, что лечение в России — это централизованная система, в отличие от центров, где врачи подходят к лечению индивидуально. Российская система также отрицает достижения, которые в других странах показали себя эффективными.

«Чем чаще проводится лечение, тем больше шанс того, что лечение принесет ожидаемые плоды», — заявил Елович.

Ирина Теплинская, 44-летняя героиновая наркоманка из Калининграда, ставшая активисткой движения за улучшение лечения наркозависимости в России, заявила, что стандартное лечение от героиновой зависимости — 12 дней детоксикации. В стране всего несколько бесплатных центров реабилитации, другие стоят 700 долларов в месяц, что слишком дорого для наркоманов. Лишь 8% прошедших лечение не возвращаются к наркотикам. «Я 30 лет пытаюсь вылечиться от зависимости в разных клиниках, но я все еще наркозависима», — добавила Теплинская.