Стив Джобс против Махатмы Ганди

Д.Медведев выступил на Петербургском экономическом форуме. Дело в пятницу, а речь длинная. Так что здесь не аналитическое изыскание, а краткий путеводитель по речи и не по всей, а только по ее стратегической, то есть предвыборной части.

Вступление (10 тысяч знаков с пробелами) касалось прошлого, в том числе — прошлого в сопоставлении с настоящим («Россия сохранила и даже укрепила лидерство, созданное запуском первого спутника Земли и прорывом в космос Юрия Гагарина 50 лет назад»). В этой же части положение России в мире («Что касается ВТО, полагаю реальным закончить работу уже в этом году, если, конечно, опять не начнутся политические игры. Мы давно готовы к вступлению в ВТО – больше, чем многие другие страны: и большие, и совсем небольшие, все это прекрасно знают. Но из нас пытаются выбить неприлично много уступок. Такой подход неприемлем»). В эту же тему включены и общесистемные вызовы, риски и возможности. Например, «Нормальному развитию глобальной экономики мешает и чрезмерная волатильность сырьевых рынков». Последняя часть выступления касалась идеи расширения Москвы, об этом уже написал коллега М.Захаров.

Итак, средняя, стратегически предвыборная часть (15 тысяч знаков) . Стратегическая она потому, что так и названа, а ее предвыборный характер следует из содержания.

Начало: «Уважаемые коллеги! Теперь о стратегии развития нашей страны и целях этой стратегии, о которых говорилось, в общем-то, не один раз. Сегодня хотел бы сконцентрироваться на наших действиях, что важнее. Один из самых известных инноваторов нашего времени, Стив Джобс однажды заметил, что важные решения – это не те, что вы делаете, а те, что вы решили не делать. Я бы хотел заявить здесь предельно чётко, что мы не строим государственный капитализм».

Вообще-то. Тут событие: выбор духовного патрона: Стив Джобс вместо Махатмы Ганди. Далее идет изложение того, что мы не хотели делать (ну, Медведев), но, все-таки, сделали. Пусть даже и со ссылками на обстоятельства («Важно было стабилизировать ситуацию после хаоса 90-х годов и навести просто элементарный порядок»). А сделано многое: «Государству всё еще принадлежит большая часть экономических активов: от предприятий до земельных ресурсов, – но и на все остальные активы продолжает оказывать определяющее воздействие избыточная система регулирования государства в подконтрольных ему сферах, прежде всего в естественных монополиях…»

Но: «… теперь потенциал этого пути исчерпан. В таких условиях работают не рыночные институты, а принципы ручного управления. Но их эффективность не просто сильно ограничена – она весьма избирательна…»

Конечно, это правильный подход, докладчик продемонстрировал, что в теме. Зачет, можно слушать дальше. Ручное управление чревато угрозой «потери конкурентоспособности российской экономики в целом, которую не предотвратят и ласкающие слух некоторых экспертов плановые пятилетки». Конечно, слово «экспертов» после «некоторых» должно было предполагать паузу, но, возможно, ее и не было. Мораль: «Мой выбор в другом: в российской экономике должны доминировать частное предпринимательство и частные инвесторы, государство должно защищать выбор и собственность тех, кто сознательно рискует своими деньгами и репутацией».

После стратегического вступления имелось его развитие в предвыборное заявление: «Другими словами, мой выбор – это политика, обеспечивающая максимальные возможности для экономической активности миллионов граждан – граждан, защищённых законом, всей мощью государственной власти… Мой выбор – это серьёзное обновление не только устаревших элементов экономики, но и всех общественных институтов… Названное и есть основа той стратегии, которую я сформулировал за три года работы на посту Президента страны и которая сегодня широко известна как программа российской модернизации… Нам по силам качественно изменить ситуацию за ближайшие несколько лет». Ну, тут можно было бы прямо сказать — за ближайшие шесть с половиной лет.

Далее упомянуты достижения, уже имеющиеся на данном пути («В конце марта в Магнитогорске я дал указания, направленные на повышение качества работы рыночных институтов, на снижение издержек бизнеса и привлечение инвестиций в российскую экономику. В политике важно доведение решений до практического воплощения, и магнитогорские инициативы уже реализуются. Так, принято решение… Кроме того, подготовлены решения, которые сузят сферу контроля за стратегическими иностранными инвестициями, а также….» Далее, по логике, следует назвать какие-либо конкретные шаги, что и сделано и их семь.

Меры

1. » Государству не нужны столь большие объёмы собственности… Считаю обоснованным отказ от контрольных, а в ряде случаев и от блокирующих пакетов акций во многих крупных компаниях, которые сегодня находятся в государственной собственности «. Честное слово, хотелось просто привести конспект этой части, без ремарок. Но в данном пункте совершенно невозможно не упомянуть такую новость: » Компания ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) намерена вступить в «Общероссийский народный фронт», подтвердил ее президент Владимир Якунин «.

2. «В современном мире невозможно управлять страной из одной точки, тем более когда речь идёт о такой стране, как Россия. Скажу больше: если всё начинает работать или движется по сигналу из Кремля, а это мы проходили, я сам знаю это на собственном опыте, значит, система нежизнеспособна, её нужно подстраивать под конкретного человека. Это плохо, это означает, что систему нужно менять». Сообщено, что будет создана рабочая группа, которая «подготовит предложения по децентрализации полномочий между уровнями власти, прежде всего в пользу муниципального уровня, включая вопросы соответствующей корректировки национальной налоговой системы и принципов межбюджетных отношений». Тут, скорее, общегуманитарный вопрос: возможно ли развивать постиндустриальный дискурс в рамках «управления страной»?

3. Повышение качества работы судебной власти: «Считаю, что в судейский корпус должны прийти новые люди, имеющие опыт в различных правовых специализациях. Чтобы сделать этот процесс более значимым, мы примем в ближайшее время необходимые решения».

4. Очень интересная тема, а именно тем, что она любопытно балансирует на границе возможного-допустимого: «Следует расширить основания для увольнения с госслужбы лиц, подозреваемых в коррупции. В частности, основанием для увольнения могут служить данные, полученные в результате оперативно-разыскных мероприятий, даже если они оформлены таким образом, что не могут быть использованы для уголовного преследования». Д,Медведев предполагает, что такое действие можно классифицировать, как «увольнение в связи с утратой доверия». Но данное действие предполагает наличие изрядного числа носителей ответственного сознания среди тех, кто проводит оперативно- розыскные мероприятия. Но следующая фраза тут как-то не очень: «В целом нужно выдавливать всех, кто плюёт на закон, на порядок и на своих добросовестных и честных коллег, а таких людей очень много, к сожалению: они есть и в правоохранительной системе. В частности, я говорю о тех следователях, которые превращают необоснованное возбуждение и расследование уголовных дел в инструмент рейдерства и, по сути, в бизнес». Что делать с ними? Предложено задействовать механизм прокурорской проверки.

5. «Нам необходимы не только красивые планы, но и значимый прогресс в формировании финансового центра в Москве. Для этого многие важные изменения в законодательство будут внесены уже в этом году». Тема важных изменений в законодательство раскрыта не была, то же касается и города: «Московское правительство в эти же сроки сформирует пакет основных программ, которые должны изменить жизнь в городе». Поп-корн уже исчезает с московских прилавков, а то.

6. «Мы добиваемся безвизового режима с Евросоюзом, с другими странами, но многое здесь зависит от наших партнёров. Однако мы готовы демонстрировать не только добрую волю решить этот вопрос, но и вполне конкретные шаги». Тут начинается кое-что на тему раздвоенности создания по теме ручного управления: «Поэтому мы откроем возможность получения долгосрочных виз для всех инвесторов и предпринимателей, которые имеют существенный бизнес в России, включая, конечно, и тех, кто участвует в проектах инновационного центра «Сколково» и международного финансового центра в Москве». В чем пойнт? Ну, в ЕС ну чрезвычайно любят, когда нормативные акты по любому поводу строятся на такой, не слишком-то системной основе. Но, допустим, они ответят симметрично: откроют возможность получения долгосрочных виз в аналогичных случаях. Но ведь Британия-то в Шенген не входит, не так ли? А еще вот что интересно — в «конкретные шаги» не входит российское ноу-хау — регистрация по месту пребывания иностранца.

7. «Наконец, чтобы улучшить развитие московского мегаполиса, для целей финансового центра и просто облегчить жизнь огромному количеству людей может быть также рассмотрен вопрос о расширении границ Москвы». То есть, об этом-то Захаров уже написал, но все же: как не восхитится способом, которым предлагается облегчить жизнь огромному количеству людей»: переносом за старые границы Москвы «значительной доли административных функций федерального уровня и, соответственно, государственных учреждений».