Сванидзе — Путину: ты член ГКЧП

18 августа, накануне 20-летия ГКЧП, Второй федеральный телеканал выпустил целевую программу, в которой член Общественной палаты при кремлевских верхах Николай Сванидзе дискутировал с главой фонда ЭТЦ политологом и философом Сергеем Кургиняном. Как и в прошлых передачах, выходивших на 5-м питерском телеканале, здесь столкнулись не только две диаметрально противоположные линии в интерпретации отечественной истории, но и две непримиримые идеологии. Программу так и назвали: «Исторический процесс».

Первая передача прошла неделей ранее и была посвящена «делу Магнитского». Разумеется, Сванидзе в течение часа двигал озвученную всеми западными и отечественными «демократическими» средствами массовой информации схему, в которой юрист Hermitage Capital Management выступал в роли «несчастного борца с коррупционным авторитарным режимом, погибшего от рук фашиствующих силовиков», а Кургинян трактовал Магнитского как ставленника крупного англо-американского капитала, который запутался в РФ в коррупционных схемах и погиб при весьма загадочных обстоятельствах, что дало возможность Западу и Вашингтону в особенности использовать его для вмешательства во внутренние дела России с целью дальнейшей политической дезинтеграции нашей страны. Эта точка зрения и была поддержана подавляющим числом зрителей.

Вторая передача оказалась гораздо более ёмкой и важной по своему политическому значению. Телевизионные начальники и их «маги» решили сравнить феномены корниловского мятежа и ГКЧП. Предполагалось доказать досточтимой телевизионной публике, что генерал Корнилов нёс России «демократические ценности», «спасая страну от большевизма». И именно эти ценности победили в 1991 году, когда провалился ГКЧП, пытавшийся сохранить «отсталую и тоталитарную систему коммунизма». Кургинян в качестве сторонника ГКЧП ставился в положение «мальчика для битья», которое должна была осуществить мощная когорта «приверженцев демократии», включая руководителя радиостанции «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова и член-корреспондента РАН Андрея Сахарова. На стороне Кургиняна выступали ведущие деятели ГКЧП: маршал СССР Дмитрий Язов, бывший руководитель ВПК СССР Олег Бакланов, Тамара Шенина, жена безвременно ушедшего секретаря ЦК КПСС Олега Шенина, и Александр Руцкой, который в 1991 году находился в стане «сторонников Ельцина», но позже бросил разрушителю российской государственности прямой вызов. Историческая часть передачи сразу показала, что «либералам-западникам» не удается выдать Корнилова за «апологета демократических ценностей», зато аналогия между фигурами Александра Керенского и Михаила Горбачёва оказалась вполне адекватной. Особенно забавно было наблюдать за тем, как Сванидзе и Венедиктов вкупе с историком Сахаровым «поплыли» при попытке приписать генералу Корнилову некую «программу демократических преобразований», которая, как оказалось, была изготовлена не до, а после корниловского мятежа.

Впрочем, всё это оказалось своего рода «семечками» перед основным действом по «клеймению» ГКЧП и экстраполяции его очертаний на сегодняшний день. Здесь оглушительный ор всех представителей «либералов-западников» о том, что весь народ только и мечтал, чтобы разрушить «тоталитарную коммунистическую власть» и войти в «демокапиталистический рай» с расчленением страны на отдельные «национальные» части наткнулся на жесткие логические построения Кургиняна, который просто и ясно показал, что именно Горбачев и его подельники вопреки волеизъявлению народа, зафиксированному Всесоюзным референдумом 17 марта 1991 г., пытались реализовать схему антикоституционного перевода федеративного советского государства на конфедеративную основу через новый «Союзный договор», текст которого был опубликован газетой «Правда» 15 августа, а подписание намечено на 20 августа. Из этого следовал вывод, что ГКЧП представлял собой попытку спасти Советский Союз, а провал ГКЧП был связан в нежелании, неумении или невозможности реального использования «силового компонента». Отсюда становилось понятно, что именно Горбачев и его подельники (Яковлев, Медведев, Шеварнадзе, а также Кравчук и ряд руководителей союзных республик) были действительными заговорщиками, стремящими- ся к уничтожению своей страны ради собственных узкокорыстных интересов при поддержке и в интересах США.

Наличие «американского следа» наглядно продемонстрировали документированные высказывания Генри Киссинджера и других политических фигур США, которые в нужный момент процитировал Кургинян. Особенно ярко на стороне Кургиняна выступила вдова Шенина. Красивая и мужественная женщина просто сравнила, какие показатели были у СССР в конце 80-х годов прошлого века и куда скатилась страна за прошедшие двадцать лет. Ни террора с бесконечными взрывами, ни ежедневных авиакатастроф , ни запредельного уровня смертности, наркомании и пьянства в стране и близко не было при советской власти, не говоря о провалах в экономике и социальном обеспечении. В ответ «приверженцы демократии» устроили настоящую истерику с переходом на личности: «Вы всё получили от Горбачева, как вы могли пойти против его воли?»

Конечный результат телефонного опроса оказался сокрушительным для Сванидзе и Ко. Почти 86% телевизионной аудитории поддержали позицию Кургиняна, и лишь чуть более 14% проголосовали за его оппонентов. Таким образом, казалось, что всё ясно, и «шоу» пора сворачивать. Но тут произошло нечто невероятное: в своем завершающем слове разгоряченный поражением Николай Сванидзе дал из ряда вон выходящую характеристику текущего политического момента.

Прежде всего, Сванидзе провозгласил, что нынешняя власть — это логическое продолжение «отвратительного и бесчеловечного» ГКЧП, что выражается в «номенклатурном захвате собственности через приватизацию» и в свертывании «действительной демократии». Как ни смешна была данная параллель, сводящаяся к тому, что убежденные коммунисты вроде Язова, Шенина, Стародубцева, отрицающие именно принципы нынешнего устройства, являются прародителями «силовиков», которые двигают «номенклатурный захват собственности», но определенный политический смысл здесь всё же был. Сванидзе явно и недвусмысленно наносил удар по «силовой группировке» кремлёвского истеблишмента, во главе которой стоит премьер Путин. А далее последовало еще одно откровение. Сванидзе долго и подробно доказывал, что именно КГБ СССР должен был (курсив мой! — А.Н.) обеспечить экономическую, военно-политическую и территориальную сохранность Советского Союза. Но они (чекисты), подчеркнул Сванидзе, не выполнили своего долга.

Потрясающе! Потому что здесь Сванидзе внезапно сказал чистейшую и выверенную правду! Но и в этой правде содержалось подковерное обвинение в адрес Путина как выходца из этой «преступной системы», не сохранившей целостности страны. А отсюда и еще один «прямой накат» с подтекстом, что Путин должен уходить, поскольку «силовики» снова работают на развал России. Такой смысловой вектор очень совпадает с выступлениями Горбачева, который за последние месяцы говорит об одном и том же — что «время Путина прошло». И близкий к Кремлю Сванидзе озвучил ту же самую линию.

Мы далеки от того, чтобы защищать Путина, который раз за разом демонстрирует свою приверженность «монетаризму» и «либерализму», встраиванию в «Вашингтонский консенсус». Однако яростные антипутинские нападки «либералов» могу свидетельствовать о том, что ставки на Западе и в США сделаны, и им для дальнейшего расчленения нашей страны нужен другой руководитель, не Путин. Видимо, новый час «Ч» приближается, и патриотическая общественность должна готовится к этому моменту, чтобы не проспать окончательного убиения нашей государственности.