Украина. Оранжад: «перезагрузка»

Победа Януковича во втором туре президентских выборов на Украине заставляет снова взглянуть и осмыслить события «Оранжевой революции» и прошедшей после нее пятилетки. Был это особый «оранжевый» этап в истории Украины, потерпевший неудачу и потому закончившийся, или же мы по-прежнему «в новой реальности», а победа Януковича-2010 – это уже нечто совсем другое, чем победа Януковича-2004?

Поражение «оранжевой логики»

Действительно, проблематика «Оранжевой революции» как бы ушла, стала неактуальной. «Оранжевый» миф состоял в противопоставлении «истинно украинской, патриотичной, демократичной и прозападной» силы другой, которая оценивалась как «неукраинская, непатриотичная, недемократичная и пророссийская». Выбор между этими двумя «пакетами характеристик» был принципиальным и предполагал определить всё будущее страны. Сейчас же граждане Украины не делали судьбоносного «выбора между Западом и Востоком», между «демократией и диктатурой», между «правами и понятиями» и т.д. Проблема цивилизационной идентичности и исходящей из неё геополитической ориентации никуда не делась, но вроде как и не до неё сейчас.

Попытка частично оживить «оранжевый миф» со стороны Тимошенко вряд ли может быть хоть в чём-то успешной, раз уж сам Запад решил сломать саму логику этого мифа. Раньше противостояние маркировалось как выбор между демократичным и недемократичным кандидатами, и демократическими выборы могли быть только в том случае, если побеждал демократический кандидат, что, в общем-то, вполне логично. Однако теперь «международные организации» признали выборы, на которых победил оппонент «демократичной» Тимошенко, соответствующими мировым стандартам демократии. Но таким образом ломается, можно сказать, хребет «оранжевого мифа»: если кандидат Юго-Востока может победить на демократических выборах, значит сам этот регион может быть источником демократического выбора.

Впрочем, эта «оранжевая» логика имела свои серьёзные основания. Трезво взглянув, вряд ли можно признать президента Януковича действительно демократически избранным. Демократия подразумевает не только определённую политическую процессуальность, но и некоторые принципы, лежащие в её основе. А эти принципы сводятся к понятию о воле народа как главного источника власти, и, соответственно, к самому понятию «народ», который и имеет право на подобное волевое самоопределение. И хотя очень трудно дать сколько-нибудь чёткое определение этому понятию (и даже международное право его не даёт), но абсолютно ясно, что «народ» должен представлять собой нечто цельное и характеризуемое общими свойствами (язык, например, культура, самосознание…). Можно ли сказать, что избрание Януковича «отражает волю народа Украины»?

Думаю, стоит однозначно ответить «нет». Избрание Януковича – это воля только юго-восточных регионов страны, воля девяти её областей, почти не поддержанная в остальных шестнадцати. И собственно, это регионы не Украины, а чего-то, что и актуального политического имени своего не имеет, но что в современном украинском контексте точнее всего назвать «Недоукраиной».

Типичный избиратель Януковича преимущественно русскоязычен, то есть даже в бытовой жизни не является выразителем украинской культуры. Он очень не любит жителей «украинского Пьемонта» западенцев – носителей «подлинного» украинства и главных хранителей украинских традиций. Да и живёт он преимущественно на территориях, на которых традиционной славянской жизни-то не было: сравнительно недавно колонизированная степь, Дикое поле. Кстати, два региона, без которых победу Януковича вообще невозможно себе представить – Донбасс и Крым – даже в теории к Украине имеют случайное отношение. Донбасс – земли донского казачества, которое как таковое имеет историческую связь с Россией, а не с Украиной. Да и Крым к «голосу украинского народа» отношения, в общем-то, не имеет. А представим себе голосование без них – и «воля народа» оказалась бы совсем иной. Януковича не выбирали земли Центральной Украины, её «полтавское сердце», её столичный город Киев. Его не выбирали и западные регионы, хотя именно за ними признаётся статус «самых украинских». Так где же здесь «воля украинского народа»? Где-то ещё. А раз избрание Януковича трудно определить этой волей, то как его можно назвать «демократически избранным кандидатом»?

Если «Недоукраина» победила «Настоящую Украину» — то это скорее следствие подавления воли украинского народа, а не её выражение. Украинский «демос», воля которого может быть выражена демократией, живёт не на Юго-Востоке страны. Тимошенко же показала себя способной объединить весь электорат Центра и Запада Украины, то есть она доказала, что она легитимный лидер этой части страны, лидер собственно украинской Украины. Но проиграла.

Разоблачение мифов

Миф «Оранжевой революции» (и для её сторонников, и для её противников) состоял в утверждении действия внешних сил, мешающих волеизъявлению украинского народа. Для оранжевых этой внешней силой, навязывающей свою волю, была Россия, для бело-голубых – Запад. Теперь почти все согласны: на этих выборах решающую роль имела воля самих избирателей Украины; внешние силы определяющего влияния ни на запад, ни на восток страны не имели. И что получилось? Увидели ли мы «свободную волю украинского народа»? Скорее, увидели только подтверждение тому, что определяющая роль внешних сил была политтехнологической выдумкой, пугалом, дискредитирующим «неправильный» выбор. Её вроде как нет – а ничего не меняется: результаты до смешного совпадают с теми, что были в 2004 году. Перед людьми со всей очевидностью открывается, что географический раскол Украины на две примерно равные «электоральные части» — это не результат «одурманивания» людей со стороны других стран и их агентов, а сознательный выбор населения этих самых регионов.

Более того, если пять лет назад у активно вовлечённых в политику людей наблюдалась искренняя поддержка своих кандидатов, то теперь, в общем-то, никто и не скрывает своей негативной оценки их действий: ни оранжевые, ни бело-голубые политики не реализовали ничего из того, о чём говорили и что обещали пять лет назад. Однако люди всё равно голосуют за них – и это голосование не за «хорошего» кандидата, а просто за «своего».

Главным итогом «Оранжевой революции» было жёсткое разделение Украины на две «электоральные зоны», и теперь оно получило новое подтверждение и стало прочней. Ни одна из сил не смогла «подвинуться», расширить свою территорию. Более того – уже не очень-то и пытались это сделать. Основным ресурсом была явка в «своих регионах», а не привлечение «чужого» избирателя.

Впрочем, уверен, что раскол страны в нынешних границах обусловлен совсем не только культурно-историческими предпосылками, но в не меньшей степени действующими фигурами политических лидеров. Между Харьковской и Сумской областями нет столь существенной культурной границы, как, например, между Галичиной и Подольем. Положение Центральной Украины на самом деле спорное. Другой лидер Юго-Востока мог бы победить и в Центре или, по крайней мере, в части его областей. Однако вряд ли другой лидер Запада смог бы продвинуться на Восток. Оба центра «растяжения» Украины – Галичина и Донбасс – имеют шансы быть понятыми в центральных регионах. Но сохранится главный итог «Оранжевой революции» – Центральная Украина уже не может быть действительно Центром. «Днепровский хребет» украинской государственности, способный держать при себе все такие разные окраины, был тогда сломлен, и это та новая реальность, которая больше всего определяет значимость события пятилетней давности. Так, «оранжевый миф» развеялся, но созданная «Оранжевой революцией» новая реальность Украины как страны «без центра» сохраняется.

Миф о народе

И эта реальность со всей очевидностью показывает, что главный миф, определяющий политическую жизнь на Украине – это совсем не «судьбоносный выбор между Востоком и Западом». Главный миф – это само существование «украинского народа», якобы делающего такой выбор. То есть того демоса, который в масштабах всей Украины может «выбрать себе демократию». В постсоветской политике не принято говорить, что не любая «электоральная масса» есть народ. Условно принято считать, что население созданных большевиками республик и является «народами», и вот в экс-УССР живёт такой «народ». Но ведь это далеко не всегда так, и украинская политика ярко о том свидетельствует.

Миф о едином украинском «демосе», тем не менее, действительно работает и определяет политические реалии Украины. У юго-восточных регионов, и у всей украинской государственности нет другой идентичности, кроме украинской, и нет другой национальной идеологии, кроме украинской. И любой человек у власти в Киеве, кто заинтересован в существовании общей государственности, будет в своей политике исходить из «украинских национальных интересов». Крушение «оранжевого мифа» выражается в том, что Западная Украина признала как факт существование Восточной: не как «оболваненных москальской пропагандой шахтёрских масс», а как части страны, с которой приходится считаться. Человек, бывший воплощением «всего плохого для Украины» побеждает – и даже Галичина не бунтует, не выходит на улицы, не едет спасать Украину в Киев. И вряд ли всё потому, что «Восток победил Запад»: просто никакой иной идентичности, иного геополитического позиционирования и принципиально новой политики приход Януковича в президентское кресло не обещает. И «бело-голубые» за последние пять лет сделали всё для того, чтобы объяснить это Центральной и Западной Украине.

В 2004 году «донецкие», бывшие новой окраинной элитой, не были «анти-украинскими», как их пытались представить. Однако они были ещё слишком чуждой силой для Украины: их неумение толком изъясняться на украинском языке, их непонимание специфически украинских комплексов, опасений и переживаний, их равнодушие к болезненным для украинской ментальности проблемам бросались в глаза и многих задевали. За прошедшие пять лет эта ситуация сильно изменилась. Возможно, это и стало главным событием прошедшей пятилетки: «донецкие» смогли донести до всего населения Украины мессидж «мы не чужаки». «Своими» они в «Настоящей Украине» всё равно не стали, но и врагами их уже не считают. Теперь они для запада страны – очередные «восточные», примерно такие же, как прежние днепропетровские.

И эта оценка вполне адекватна. Теперь Янукович будет «завоёвывать» запад страны ради её единства. Так делали все восточные лидеры. Легализация президента на Украине проходит через показное украинство. Однако теперь украинство становится для Януковича не только средством показать «я тоже тут местный», но и реальным средством достижения единства страны. У него иная мотивация – не романтический национализм, а прагматичные соображения выгоды национального капитала, но суть одна, да и идеология в целом та же.

И ничего не изменится

Стратегически победа Януковича не меняет на Украине ничего. Никаких принципиальных сломов прежней политики, которую проводили «оранжевые», со стороны нового президента не будет (за исключением, разве что, экономической сферы). Неслучайно Янукович подчёркивал, что ничего против лозунгов, «звучавших на Майдане», он не имеет. Есть вполне объективные задачи по строительству украинской нации, от которых «бело-голубые» никогда не отрекались и в успехе которых они сами же заинтересованы. Единая Украина – это их цель и задача, так как только государственность, в которой титульный «демос» составляет определённое большинство, не склонна к распаду. Изменится лишь стиль. Украинизация будет осуществляться прежними темпами, но мягче и без громких заявлений. Отношения с Западом будут столь же интеграционно ориентированы, но без политических шоу «Мы дружим против России!». Отношения с Россией не будут столь идеологизированны, но будут сугубо прагматичными.

Для русских Украины, помимо некоторого послабления языкового режима, не будет сделано ничего: они даже не воспринимаются в ПР как особая и значимая часть электората. Примечательно, что, благодаря каким-то «собственным подсчётам», в «Партии регионов» считают, что русских в стране «не более пяти миллионов» (напомню, по переписи 2001 года русских оказалось значительно больше восьми миллионов, а по переписи 1989 года их было значительно больше 11 миллионов). Но если их «не более пяти», то с ними можно не очень-то и считаться… Янукович не будет навязывать Украине специфичные для Галичины понятия о прошлом, но он будет помогать всему тому, что может в будущем сделать страну единой. В этом плане будет примерно то же, что происходило при Кучме – самом успешном в деле единения страны президенте.

Неслучайно победу Януковича фактически обеспечил своими стараниями оппонент по 2004 году Виктор Ющенко – человек действительно идейный, настоящий украинский националист. Конфликт «Оранжевой революции» был вообще не столько между разными «моделями страны», сколько между интересами национального и транснационального капитала. Но государственная модель у них одна. Команда Януковича также будет работать на успех «проекта Украина». А этот проект имеет свои объективные задачи, которым политика Ющенко гораздо ближе, чем тот образ «братской Украины», который с тупой настойчивостью хотят видеть в России.

Случившаяся «победа Востока над Западом» — это пиррова победа юго-восточных регионов. За прошедшие годы их население так и не смогло обрести своё «Я» (точнее, своё «Мы»), осознать свои особые интересы, заявить о своём взгляде на будущее. Янукович, избранный голосами Юго-Востока Украины, как президент будет ориентироваться не на интересы жителей этих территорий. Просто победить голосами «Недоукраины» можно, но вот управлять страной надо исходя из интересов её «демоса», носителя её идентичности, а он живёт в другой части страны. Янукович (равно как и вся его партия), никогда не определявший себя как регионального лидера и всегда исходивший из представления о единой Украине, будет вынужден осуществлять весьма неблагодарное дело: предавать и «уничтожать» свой электорат, уничтожать «Недоукраину». Жители Юго-Востока – это не народ и не его часть, а просто электоральная масса. А электоральная масса может оказываться решающей во время выборов, но она не может быть ни субъектом самоопределения, ни равноправной участницей самоопределения народа. Тот, у кого нет своего голоса, не может и не имеет права рассчитывать, что с его мнением будут считаться.