Украинский тролль-контроль

Проблемы «экстремизма в интернете» для Украины связаны с двумя типами угроз: собственно экстремизм и методы, которыми власть пытается с ним бороться.

На одном из ток-шоу депутат от ПР Инна Богословская , известная своими пламенными обвинениями Юлии Тимошенко во всех грехах, заявила, что за ее «принципиальную позицию» ей … угрожают убийством.

Угроза убийством государственному деятелю карается законом, и блюстители порядка отреагировали молниеносно. Но несколько странно. Вместо того чтобы задействовать технические возможности для поиска автора угроз, столичная милиция 30 июня вызвала на допрос руководство УП. После разговора со следователем журналист газеты Сергей Лещенко сообщил, что, по его мнению, дело заключается в самопиаре Богословской, а может, и в поиске властью новые пути давления на независимые СМИ.

«Мочить В ИНТЕРНЕТЕ»

Год назад писатель и блогер Олег Шинкаренко разместил в своем Живом Журнале фотографию с изображением Виктора Януковича и риторический вопрос внизу о том, кто и когда наконец убьет президента. 30 июля к нему подошли трое, представились работниками СБУ и пригласили «на беседу».

Просто так беседовать Шинкаренко не захотел, но на следующий день ему вручили официальную повестку. Пообщавшись со следователями, блогер написал объяснительную, в которой называл свои действия «проявлением эмоций». Вскоре запись с ЖЖ Шинкаренко исчез. Сам писатель уверял тогда, что его не удалял, по его мнению, это могли сделать те же стражи.

И история стала первой громкой попыткой украинских спецслужб противодействовать политическому онлайн-экстремизма, как они его себе представляют. Поэтому она вызвала громкий скандал : за Шинкаренко конце концов даже «вступился» сам Янукович, заявивший, что «не поддерживает» в этом деле действий СБУ.

Между тем обсуждения скандала в сети разделило интернет-сообщество: одни считали произошедшее проявлением цензуры, другие требовали от властей жестких шагов против оппозиционно настроенных блоггеров. Беда в том, что с интернет-комментариями точно неизвестно, говорится о проявлении чьей гражданской позиции или о банальной работу.

Игорь (имя изменено) еще в 2008 году подрабатывал «интернет-троллем». То есть платным комментатором политических сайтов в пользу одной из политических сил. Тогда за такую ​​работу платили от $ 200 до $ 450. «Каждую неделю я посылал куратору по электронной почте список своих комментариев с указанием статей и времени, в соответствии с чем мне начисляли деньги, которые передавали в конвертах».

Игорь утверждает, что от кураторов поступали также «темники» – о чем и в общих чертах как надо писать.

Обычно механически выполняя такую ​​работу, «тролли» не слишком беспокоятся рациональной аргументацией. Следовательно легким способом критики становятся банальные обр? Зы. А там недалеко и до экстремизма, в частности разжигание вражды на национальной, религиозной или другой почве.

Более того, в украинском сегменте интернета действуют целые группы «троллей», для которых разжигание такой розни является главным содержанием работы. По результатам недавнего исследования Киевского международного института социологии, ненавистнические и агрессивные послания содержатся в 70% (!) Читательских откликов на политические темы. При этом, например, в 18% комментариев в адрес жителей Западной Украины есть призывы к их физическому уничтожению , в то время как такие призывы относительно представителей Востока «практически не встречаются».

Это свидетельствует, скорее всего, не о региональных различиях в толерантности, а об организации спланированных кампаний ненависти. Тем более что часто они проводятся из-за рубежа. Еще в августе 2009 года главный редактор агентства УНИАН Александр Харченко описал эту проблему в статье «Мочить хохлов в Интернете – есть такая работа». В частности, раскрыл тактику «троллей»-провокаторов, которые подписываются жителями украинских городов (и иногда даже пишут украинские), тогда как их IP-адреса зарегистрированы в РФ.

Впрочем, если способы противодействия ксенофобам из «братского» зарубежья резко ограничены, с собственными кибер-экстремистами и государство, и общество бороться могут и должны. Вопрос в том как.

ДЕЛО НЕ ДЛЯ ВЛАСТИ

Простейшие методы – максимальное государственное регулирование интернета со строгим ограничением целых его сегментов, в частности социальных сетей. Так действуют в Беларуси, Китае и других авторитарных странах. Кибер-контроль усиливается репрессивным судопроизводством: недавно, например, в Иране блогера осудили за «антигосударственную пропаганду» к 19 годам тюрьмы.

Очевидно, что для Украины такие методы неприемлемы. Поэтому власть будто ищет другие способы противодействия онлайн-экстремизма. Так, опираясь на цитированное выше исследования КМИС, нардеп-регионал Александр Фельдман заявил о подготовке закона, который позволит силовикам бороться с интернет-преступностью и ксенофобией.

Каким будет этот документ, пока сказать трудно. Одновременно в той же России такое законодательство уже действует. Тамошние онлайн-СМИ обязаны самостоятельно следить за содержанием комментариев на своих страницах. Если они этого не делают, получают предупреждение уполномоченного органа «Роскомсвязьнадзор», после чего соответствующее медиа могут просто закрыть.

Провести границу между борьбой с кибер-экстремизмом и цензурой крайне трудно. «Это опасная тенденция. В Беларуси и Казахстане неугодные властям издания целенаправленно закрывают за комментарии », – говорит народный депутат от БЮТ Андрей Шевченко. По его словам, есть случаи, когда провокаторы «одной рукой пишут на оппозиционном сайте экстремистский комментарий, а другой – заявление в органы».

Попытки руководства государства контролировать интернет депутат называет признаком тоталитарного режима. Шевченко также напоминает, что в ВР еще год назад подан правительственный законопроект о регистрации информагентств, который, в случае его принятия, заставит регистрироваться даже обычных блоггеров, ведь действующее законодательство слишком широко толкует само понятие «информагентство». «Если примут такой закон, давить на сеть будет значительно легче», – замечает народный избранник, отмечая, что оппозиция будет добиваться отзыва документа.

Пока, впрочем, контролировать блогосферу сложно, не говоря уже о комментаторов статей. «Если правоохранители захотят привлечь к ответственности конкретного блогера, они это сделают», – отмечает редактор просветительского интернет-издание MediaSapiens Андрей Черников. – «Но физически объемы сообщений в сети такие, что поставить все на контроль невозможно».

Согласен с ним и упомянутый выше блогер Олег Шинкаренко. «Регистрационная машина в случае ее создания будет парализована. И это еще одна причина, почему она не нужна. Что касается «троллинга», то он должен представлять интерес разве что для налоговой, ведь интернет-провокаторы получают деньги в конвертах », – иронизирует он.

По мнению господина Черникова, борьба с экстремистами в сети должно стать делом самих медиа. «Нужна серьезная регистрация участников дискуссий», – указывает он. За последние два года большинство ведущих украинских онлайн-СМИ сделали определенные сдвиги в этом направлении. Среди них – введение регистрации, которая позволяет «забанить» комментатора (лишить его доступа к комментариям или вообще к сайту), а также высвечивает его IP-адрес и город проживания.

Конечно, такие методы не дают достаточных гарантий против направленных атак, да и технически скрыть свою истинную IP-адрес не так и сложно (методы, позволяющие все же установить истину, есть, но это довольно хлопотное дело). Вместе опытные юзеры благодаря регистрации и указании IP-адрес всегда могут определить, кто есть кто, по крайней мере отличить «троллинг» от всего «крика души».

Оптимальный рецепт борьбы с кибер-экстремизмом во всех его проявлениях , похоже, дал Олег Шинкаренко: «Нормальным людям надо просто не обращать на провокаторов внимания».