Вклад Германии в арабскую весну: экспорт оружия.

Нежелание Германии поддержать интервенцию в Ливии, но желание вооружить Саудовскую Аравию, показывает противоречие в германской внешней политике.

На этой неделе немецкий новостной журнал Der Spiegel соощил, что правительство Германии заключило сделку на € 1,5 млрд. по продаже 200 танков Leopard 2А7 + в Саудовскую Аравию. Леопард-2, выпускаемый в Мюнхене компанией Krauss-Maffei Wegmann, является одним из лучших в мире боевых танков, но, по словам компании, эта модель может быть использована в «операциях в городских условиях, а также в высокоинтенсивных операциях».

Саудовское дело иллюстрирует центральное противоречие в Германской внешней политике. Хотя Германия не хочет поддерживать военное вмешательство в Ливии, чтобы предотвратить массовые убийства силами Муаммара Каддафи в Бенгази, она вполне счастлива возможности поставлять оружие в Саудовскую Аравию, которая направила войска в Бахрейн, чтобы помочь властям подавить демократические протесты в марте. Это, похоже — вклад Германии в арабскую весну.

ФРГ традиционно понимается как «гражданская власть» — то есть такая, которая, в отличие от великой державы, использует различные институты и экономическую кооперацию, а не военную силу, для достижения своих внешнеполитических целей и таким образом помогает «цивилизовать» международные отношения. Её отношение к применению военной силы, казалось, изменилось в течение первого десятилетия после воссоединения.

В частности, после войны в Косово в 1999 году, когда канцлер «красно-зелёного» правительства Герхард Шрёдер согласился предоставить немецкие самолёты Торнадо в рамках военной интервенции НАТО — казалось, что Германия находится на одних позициях с Францией и Великобританией. Но в течение последнего десятилетия и, в частности, с началом военных компаний в Афганистане и Ираке, Германия в очередной раз стала жёстче выступать против применения военной силы. Для многих немцев, по-видимому, нет такого понятия как «справедливая война», за исключением оборонительной войны.

Тем не менее, высокий моральный уровень позиции, которую Германия часто занимает в вопросах войны и мира, как в случае с Ираком и Ливией, делает ещё более поразительным то, что Германия, видимо, вполне счастлива продавать в столь больших количествах пулеметы, танки и подводные лодки другим странам мира — и это слепое пятно на «гражданской власти» Германии. В 2000 году Германия приняла новые руководящие принципы по вопросам продажи оружия, но она не прекратила экспортный оружейный бум, на долю которого, вместе с остальным экспортом промышленной продукции Германии, приходится две трети роста ВВП в последнее десятилетие.

По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира (Sipri), Германия в настоящее время является третьим по величине экспортёром основных видов обычных вооружений после США и России с 11% на мировом рынке в последние пять лет по сравнению с 7% у Франции и 4 % у Великобритании. Таким образом, хотя Германия тратит меньше на оборону в процентах от ВВП, чем Франция или Великобритания и меньше участвует в военных операциях, таких как миссия Isafв Афганистане, она продаёт больше оружия, чем они или столько же, сколько продают Франция и Великобритания вместе взятые.

Более того, это оружие всё чаще уходит за пределы стран-участниц НАТО. В то время, как европейские правительства сокращают расходы на оборону, производители оружия, как, например, Krauss-Maffei Wegmann становятся — как и другие немецкие экспортеры — всё более зависимыми от стран с развивающейся экономикой и продаж на экспорт ради получения прибыли. Речь идёт, прежде всего, о растущих державах, как то Бразилия и Индия, которые расширяют свой военный потенциал, но также и о недемократических режимахы, как, например, Саудовская Аравия.

Отказываясь от использования военной силы, немцы любят думать, что они сделали разрыв с прошлым. «Нет повторению войны» — основная мантра для немецких левых — в настоящее время принцип внешней политики Германии. Но с точки зрения военной промышленности немцев прослеживается замечательная преемственность. В то время как миротворческие миссии должны быть одобрены Бундестагом, сделки с оружием держались в тайне и были согласованы сминистерством экономики, а в спорных случаях, как с Саудовской сделкой, с Советом по национальной безопасности. Лишь позже власти официально объявили общественности о контрактах, а Саудовская сделка, например, до сих пор официально не подтверждена.

Германия сейчас является геоэкономической силой, которая отвергает применение военной силы, но, тем не менее, преследует свои собственные экономические интересы. В частности, её внешняя политика в большей степени определяется потребностями её экспортных отраслей. Её продажи оружия остальному миру, в том числе таким недемократическим режимам, как Саудовская Аравия, делают её заявления о приверженности «мирной» политике немного лицемерными.