Владимир Семенко: постаревшее человечество впадает в детство

Грозные события последних недель, придавшие, несомненно, новое качество длинному ряду прошлогодних катастроф, сделали эсхатологию расхожей темой дня. Сейчас только ленивый не рассуждает о грядущем коллапсе мира, о возможном голоде, о третьей мировой войне. Если случайный характер японской катастрофы наиболее вероятен (хотя случайность эта весьма симптоматична!), то не менее очевидна и экономическая подоплека агрессии сил «коалиции» против Ливии, в помощь профинансированной и организованной извне «цветной революции».

Характер событий – действительно общемировой. Вряд ли кому-нибудь удастся остаться в стороне, и России прежде всего. Ибо вышедший на поверхность разлом в российских властных кругах в связи с оценкой войны в Ливии заметен невооруженным глазом.

Ставшая главной темой дня после японской катастрофы проблематизация ядерной энергетики, которую еще совсем недавно считали основой энергетической безопасности будущего, делает борьбу за нефть и другие «традиционные» энергоносители, пожалуй, одной из главных составляющих вооруженных конфликтов ближайших лет. А тут еще процветающие за счет нефти арабские диктаторы, немыслимо обогатившиеся в послеколониальные десятилетия, вдруг вознамерились переводить средства из США и Европы в Гонконг, польстившись на большие проценты. Понятно, что у «коллективного Чемберлена» оставалось небольшое поле для маневра. То, что «цветные революции» в странах арабского востока – в решающей степени американский продукт, сейчас уже стало достаточно популярной темой у журналистов и блоггеров, как и во многом виртуальный характер пресловутой «ливийской оппозиции», начавшей решительно загибаться без натовской поддержки с моря и с воздуха.

Помимо Китая и вообще всей стремительно развивающейся восточной Азии – главного стратегического врага западных глобалистов, два человека, решительных, незамысловатых, достаточно прожженных и не боящихся крови, стоят, как кость в горле у банкометов «казино Рояль» – глобальной мировой игры: Муамар Каддафи и Александр Лукашенко. Может быть, еще Ахмадинеджат. Главным образом потому, что так устроено их ближайшее «силовое» окружение, что свои кровные миллионы и миллиарды предпочитает не держать в европейских и американских банках. В силу чего в решающий момент самый козырной аргумент: «отберем счета» не срабатывает. Или срабатывает, но не у всех. (Наличие во вполне процветающей и достаточно богатой Ливии хоть какой-то оппозиции – проявление как раз отсутствия полного единства ливийской властной «элиты» по этому ключевому вопросу). И поскольку единства не оказалось, и виртуально-революционная технология, тщательно продуманная и детально проработанная в лабораториях творцов управляемого хаоса, в итоге не вполне «прокатила», точнее, если сказать прямее, не прокатила вовсе в одной отдельно взятой стране, вдруг обнаружилось, что вариантов действий не так уж много. Точнее совсем нет. Кроме одного, не очень замысловатого, зато хорошо проверенного: «У вас еще недостаточно демократии? Тогда мы летим к вам!»

Но все рассуждения на тему «А че теперь будет?» и «Когда разразится третья мировая война?», равно как и досужие домыслы, когда люди пытаются проникнуть в глубины Божиего Промысла, рассуждая о том, что «Бог наказал Японию за посягательство на наши острова», бьют абсолютно мимо цели, не затрагивая главную проблему, главное содержание трагедии современности.

Катастрофа на Фукусиме – во многом результат случайного стечения разных обстоятельств. Война в Ливии – строго закономерна и неизбежна при создавшихся условиях. Но и то и другое – есть проявление главного кризиса так называемого современного мира – кризиса проектности, исчерпанности в нем высшего метафизического смысла. Когда жизнь находится на подъеме, когда мир молод и полон энергии, духовных сил, все «случайности» складываются каким-то непостижимо удачным образом. Но в период внутреннего регресса, упадка (который как не скрывай, рано или поздно все равно станет очевиден для всех), даже если вероятность несчастья и катастрофы равна одному шансу из тысячи, всегда начинает срабатывать именно этот проклятый фатальный шанс. Взорвалась не Фукусима и даже не энергетическая безопасность мира. Не мировой порядок порушился и не глобалисты терпят неудачу. Гибнет мир-в-целом, весь такой привычный и безальтернативный для большинства из нас мир modernity. Уютный покой, полная безопасности и комфорта, завоеванная ценой неимоверных исторических жертв прошлого, райская жизнь privacy неотвратимо сменяется каменными джунглями грядущего Хаоса с их беспощадной войной всех против всех и личностью, брошенной этому хаосу на съеденье.

Гедонистическая цивилизация, секулярный модерн, съедающий все на своем пути (как съел он так долго цеплявшуюся за свою традицию Японию), не просто исчерпала возможности своего дальнейшего роста (а непрерывный рост, расширение, захват все новых и новых участков жизни – ее центральная внутренняя суть), она не просто стремительно подъедает всякие остатки природной и рукотворной энергии и возможности ее пополнения. Она растратила весь свой смысл, свое «сердце», свои душевные силы и начинает стремительно поедать самое себя. Но хозяева мира неумолимы. Чудовищный монстр по имени глобализм, давно уже питающийся не «либеральными ценностями» Просвещения, но причудливой смесью самых мрачных оккультно-гностических доктрин, не способен к маневру. Он может двигаться только вперед, все давя и поглощая на своем безумном пути. И на фоне той крови, которой жаждет этот монстр, все прошлые диктаторы мира покажутся наивно-беспомощными и патриархальными, не вышедшими за порог ученичества. Война, так война, ОМП, так ОМП, какой «процент балласта» (то есть людей) надо «сбросить», чтобы двигаться дальше? Насчет «балласта» – это, кстати, доподлинная фраза творца российских «экономических реформ» г-на Гайдара, свидетели есть.

Хозяева мира и всевозможные провинциальные «элиты», стремящиеся встроиться в «золотой миллиард», готовы к любому разнообразию. Но лишь в рамках, заданных уже умирающим и фактически мертвым modernity. Они делают (и сделают!) все, чтобы спасти изживший себя порядок вещей. Элиты проигрывают мир не потому, что действуют плохо, неэффективно, а потому, что упорно не желают выйти из парадигмы, заданной сходящей с исторической сцены цивилизацией модерна. У них нет реального ответа на пресловутый «кризис», кроме ответа постмодернистского, кроме упорного стремления продолжить жить посреди продуктов разложения «современности». Игра с «королем террора» – исламизмом, подпитка «белой» экономики развитых стран за счет «черных» денег наркотрафика и виртуальные технологии по устройству «цветных революций» – наиболее дурно пахнущие из числа этих продуктов.

Машина по производству смысла сломалась. Римский клуб и «Совет трехсот» не держат планку мирового лидерства. Тема дня – технологии и только технологии. На общепонятном в нашей стране лагерном языке это означает: «Умри ты сегодня, а я завтра». Но на повестке дня – биотехнологии, превращение людей в нанороботов, клонирование, вкупе с неопределенно долгим продлением биологической жизни для взявших «бремя знания» лидеров мировых элит. Не только религия, культура, историческая память, природная среда, большая часть государств, сам человек бросается в топку «прогресса». Но и сам прогресс останавливается, ибо значительная часть стран сбрасывается в архаику. Ресурсов на всех не хватит, «Боливар не выдержит двоих». Остается «матрица», иллюзия, что «все хорошо», набор симулякров и… все более иллюзорный комфорт. Гедонизм, избыточное потребление для небольшой части мира и становящаяся недостижимой мечтой безопасность – единственное, за что еще держатся устроители земного «рая». Технологии распространяются и на мир души, духа. Все большее число их самих, гордо входящих в «золотой миллиард», заменяет священника на колдуна и экстрасенса, в крайнем случае – психоаналитика. Судьбоносные решения не принимаются без совета астролога. Постаревшее человечество впадает в детство, неотличимое от маразма.

Надо ли говорить, что такая цивилизация все ближе к антихристу?! И тогда Промысл, как всегда «неожиданно», становится непосредственным участником истории. Вся грязь «современности», весь изощренный клубок проблем сдувается легким, воздушным дуновением Божиим, и перед людьми открывается вся безнадежность их неимоверных усилий, но и – простая Истина, столь старательно заслонявшийся путь к спасению. Означает ли это столь чаемый настоящими христианами Конец или «всего лишь» новый шанс, начало нового витка христианской истории? Не все ли равно? На наш век и этого хватит. Все яснее одно: прежнего – уже ничего не будет.