Южная Америка укажет: «янки – вон!»

О перспективах России занять военно-политическую нишу США в регионе «Колоколу России» рассказал замдиректора Института Латинской Америки РАН Владимир Сударев.

Основной темой предстоящего 10–11 апреля форума Союза южноамериканских наций (от исп. Unión de Naciones Suramericanas, Унасур) в Панаме будет дискуссия о закрытии всех действующих военных баз США на континенте.

Хотя официальная повестка мероприятия еще не утверждена, объявленная генеральным секретарем Унасур Эрнесто Сампером новость о сворачивании американского военного влияния на континенте вызвала небывалый ажиотаж.

«Настал прекрасный момент для новой повестки в отношениях Латинской Америки и США. Больше не должно быть никаких военных баз США в Южной Америке. Это относится к эпохе холодной войны», – цитирует экс-президента Колумбии портал «LaRed21».

Сампер также добавил, что в условиях многополярного мира ни у одной страны нет права считать себя доминирующей и, тем более, односторонне накладывать какие-либо санкции. Так генсек Унасур намекнул на решения, принятые администрацией Обамы в отношении президента Венесуэлы Николаса Мадуро, в рамках которых страна и ее руководство признаны угрозой безопасности США.

В том, что подобное заявление обязательно должно было прозвучать в преддверии панамериканского саммита, убежден доктор политических наук, заместитель директора Института Латинской Америки (ИЛА РАН) профессор Владимир Сударев. Об этом сам ученый рассказал в комментарии «Колоколу России».

По его словам, резкий тон латиноамериканцев спровоцировали сами США нагнетанием напряжения вокруг Венесуэлы, в результате чего Унасур сейчас вынужден брать на себя функцию посредника на переговорах между враждующими сторонами.

Сударев напоминает, что Союз южноамериканских наций – это достаточно уникальное объединение, созданное в 2004 году и отличающееся стремлением не только быть региональным политико-экономическим альянсом, но и превратиться в полноценную военную организацию. Это необходимо, чтобы свести к минимуму геополитические интересы США и принимать решения, исходя из интересов стран материка.

Диалог с североамериканскими партнерами у Унасур традиционно складывается непросто, и, чтобы лучше донести свою позицию до Вашингтона, Латинская Америка стремится подкрепить ее фактически: иметь свою оборонную промышленность, наладить совместное производство самолетов и прочей техники.

Вместе с тем эксперт указывает, что страны Унасур сознательно не конкретизируют, о каких американских военных базах ведут разговор, поскольку официально практически все военные объекты США в регионе к настоящему времени уже закрыты. Если к 1999 году США в регионе имели порядка 120 баз различного форматирования, то спустя десятилетие число желающих иметь у себя иностранные войска заметно поубавилось. Наибольшее сопротивление американскому присутствию оказывал бразильский политический истеблишмент, настоявший на срыве договора с США о базировании американского десанта на южном побережье Атлантического моря, недалеко от Рио-де-Жанейро. Не рассматривает вопрос о военной базе США и Перу, несмотря на тесные политические и торгово-экономические отношения с Вашингтоном. Переговоры представителей Пентагона с перуанским руководством в основном сводятся к проблемам борьбы с терроризмом, которые официальная Лима все больше стремится перенести на международные площадки.

Последней в 2009 году была ликвидирована американская база в эквадорском городе Манта, где длительное время базировалась мощная армейская группировка США. На фоне усиливающегося «левого крена» Южной Америки Вашингтон старался легализовать там своих военных под вывеской регионального центра по борьбе с наркотрафиком, однако левое правительство Рафаэля Корреа (друга покойного венесуэльского лидера Чавеса) оказалась непреклонным.

В настоящее время США имеют в регионе 24 военные базы, 11 из которых составляют костяк базы «Ховарт» для военно-морской авиации Штатов в Панаме. Другие значимые для американцев оперативные районы в местности Комалапа в Сальвадоре, а также на Арубе и Кюрасао.

Сударев напомнил, что видимое силовое присутствие США до сих пор ощущается только в Колумбии. Специалист по Латинской Америке замечает, что здесь, в отличие от Эквадора, удалось переформатировать регулярные армейские части США в элитные антинаркотические батальоны. Последние два года местное правительство с переменным успехом ведет переговоры с лидерами повстанцев из группировки ФАРК, однако боевые действия на колумбийской территории продолжаются, и в них участвуют порядка 800 американских десантников. Формально их целью является борьба с незаконным оборотом наркотиков, но фактически в Колумбии Вашингтон обеспечивает защиту своих национальных интересов, охраняя проходящий на севере страны нефтепровод, откуда местное сырье поступает напрямую в Штаты.

Зная об отсутствии американских военных на территории стран-участниц, Унасур во многом демонстративно делает столь жесткие заявления, подчеркивая свою принципиальную позицию: «не то, что баз не будет, но мы их у себя не допустим», полагает Сударев.

Эксперт находит примечательным, что подобную непримиримую позицию выразил именно экс-президент Колумбии Эрнесто Сампер.

В беседе с «КР» Сударев напомнил, что бывший латиноамериканский лидер несколько лет назад лично подвергся санкциям со стороны США за то, что его предвыборные кампании якобы спонсировались тем же наркобизнесом, против которого Вашингтон ведет борьбу. В результате именно при Сампере Колумбия стала единственной страной, наказанной по специальной антинаркотической системе сертификации США, а президент вскоре был вынужден уйти в отставку. Находясь сегодня в оппозиции к бывшим союзникам, Сампер отыгрывает прошлые обиды, заключает политолог.

При этом Сударев уверен, что формально ни одной осуждающей резолюции, связанной, например, с затягиванием снятия эмбарго с Кубы, на грядущем саммите принято не будет. Причина этому, по словам ученого, заключается в отсутствии единства между странами континента.

«Южная Америка фактически распалась на несколько отдельных конкурирующих блоков. Существует конкурент Унасура – общий экономический рынок стран «южного конуса» (Меркосур: Аргентина, Бразилия, Уругвай и Парагвай). Традиционно сильна группа партнеров США из Тихоокеанского альянса (Мексика, Перу, Чили и Колумбия). В регионе заметен и «левый полюс» из традиционно непримиримых по отношению к Вашингтону стран альянса ALBA (Боливия, Никарагуа, Куба, Эквадор, Венесуэла и мелкие карибские государства, зависимые от нефтяного рынка последней).

Таким образом, наряду с известным лозунгом про латиноамериканское единство налицо соперничество стран региона за влияние друг на друга, отмечает Сударев. В этих условиях говорить о единой позиции не приходится, замечает заместитель директора ИЛА РАН. Показательным случаем эксперт считает ситуацию, что за все время существования «большой двадцатки» крупнейшие латиноамериканские игроки – Бразилия, Аргентина и Мексика – не провели ни одного предварительного совещания между собой для того, чтобы выработать единую позицию по вопросу противостояния влиянию Вашингтона.

Заявления Унасур могут быть сигналом для Вашингтона, чтобы вновь обратить внимание на своих известных оппонентов – апологетов антиимпериалистической политики США в регионе – боливийского президента Эво Моралеса и венесуэльского лидера Мадуро. При этом возможные попытки США организовать в этих странах «цветные революции» эксперт считает заведомо провальными по нескольким причинам.

Во-первых, в указанных странах уже происходили попытки своих «майданов» со своими жертвами», как в феврале в Венесуэле. Во-вторых, сложный природно-географический ландшафт не располагает к успеху потенциальной военной операции США и существенно затруднит даже диверсионную партизанскую войну против существующих в Ла-Пасе и Каракасе правительств. Наконец, на руку левым играет мобилизационный фактор.

«Осознание себя осажденной крепостью общим врагом лишь укрепляется после заявлений Вашингтона о Венесуэле как об угрозе национальной безопасности, – рассказал «Колоколу России» Владимир Сударев. – Отсюда неудивительно, что венесуэльцы уже собрали 3 миллиона подписей в поддержку своего лидера».

При этом эксперт не считает, что России в условиях возможного ослабления позиций США в регионе стоит идти на провоцирование нового конфликта с заокеанскими партнерами. По словам Сударева, Москве стоит проявить известного рода сдержанность и продолжать усиливать военно-техническое сотрудничество с Южной Америкой посредством «мягкой силы», так называемой «военной дипломатии», которую за океаном уже демонстрировал министр обороны РФ Сергей Шойгу.

«К сожалению, но в Латинской Америке мы пока являемся аутсайдерами. У нас есть определенные ниши и проверенные партнеры, с которыми очень плодотворно развиваются отношения. Например, после визита наших военных и дипломатов практически все страны континента осудили систему санкций в отношении России. Однако озабоченность вызывают цифры. Внешнеторговый оборот между США и Южной Америкой составляет порядка 900 миллиардов долларов, у КНР – около 250 миллиардов долларов, у нас – только 17 миллиардов долларов.

Для наращивая своего доминирования эта цифра крайне мала. Открывать на Кубе базу для обслуживания российских подводных лодок – нецелесообразно. Мы можем создать оперативно-командную группировку в странах Южной Америки, не так близко расположенных к США. Ведь идти на конфликт с ними сегодня, значит – лить воду на мельницу республиканцев, что гораздо хуже, чем политика уходящего Обамы. Военно-техническое сотрудничество с той же Кубой идет, так как кубинская армия – это, по сути, советская армия, и ей необходимо соответствующее обслуживание, которое мы поставляем, против этого никто не возражает», – заключает Сударев. Следуя этой логике, зайти в Южную Америку судьбоносным походом на Карибы России можно будет позднее, когда стране удастся создать для этого необходимые экономические предпосылки.