Жажда власти по — Ройзману или как надо о России думать

Поэт, депутат Государственной Думы, директор фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман всегда в тонусе. Он и подраться отличился, какова тяга к физическим упражнениям! Пару боксерских ударов по лицу оппонента Зяблицева окончательно поставила точку на теме отсутствия брутальности у него как мотивационный элемент. Видимо, Ройзману в тюрьме преподали «урок жизни», что заставляет его быть все время начеку. Начав свою деятельность с темы наркопритонов в Екатеринбурге, яростный борец за чистоту русской нации соорудил своеобразный мост наверх. Отсутствие солидной политической и материальной базы не позволяет ему пока бросить свой специфический электорат. Тот электорат, что «излечивался» по его методике. Для него они, по сути, материал, и как обыкновенному реваншисту, их судьба для него на последнем месте.

Говоря о 85%-тах излечившихся в созданном им фонде «Город без наркотиков» главный нарколог области Юрий Ружников: «Я не знаю ничего, что подтверждало бы цифры фонда. Если бы они были правдой, фонду давно бы дали Нобелевскую премию». Фонд никогда не отличался искренностью намерений. Для них эти несчастные всегда были сырьевым придатком для своего PRа. Может потому, работники фонда не брезговали шантажом тех наркоманов, что содержались в соответствующих филиалах.

Ройзмана можно поставить на одну полочку с такими политиками, как Рогозин, Белковский, Жириновский и т.д. К примеру, тот же Рогозин с середины 90-х на волне русского национального движения крепко ухватился за поручень в трамвайчике власти, что ему сейчас «не до сук» оказывать внимание русской теме. Свое получил. Или Жириновский, которого по меткому замечанию одного из журналистов, сказавшего: «у Вас, Владимир Вольфович, что на языке, то у Кремля на уме», четко выдал кредо самого Жириновского. Можно было его и «кремлевским шутом» назвать, но уже старым. Его Кремль давно использовал как громоотвод еще при Ельцине. На очереди Ройзман. Первоначально он анонсировал себя в рамках регионального отделения партии «Справедливая Россия». И это «противостояние» партии власти происходило в то время, когда для СП жизненно была необходима близость к власти через региональные элиты. 2007 год ясно показал, на чью мельницу тогда он лил воду. Тактика «свой – среди чужих» на то время выглядела как работа провокатора. Наседать на то, что личностный потенциал Ройзмана не позволял ему прогибаться под установку центрального органа, не выдерживает критики. Где это видано, чтобы в России, в стране победившей демагогии и псевдодемократических «полусовковых» ценностей, принималось во внимание на уровне нижнего звена такое понятие как личностный потенциал, даже взращенное на PR – «народном» поле негодования наркоторговлей в регионе. Позиционируя себя борцом против наркоторговли, Ройзман набрал немало общественных очков, но для политического бомонда страны это мало, что значит. Потому серии местных, региональных скандалов – это лишь намек правящей партии о своей лояльности. Ведь до известной PR-склоки СП и ЕР по фигуре Миронова, периферийность СП на деле помогало ЕР укреплять свои позиции через так называемый народный канал. Ройзман понимал это, потому и уважает партию власти «Единую Россию». Хотя ему после того, как Миронов бросил его, не удалось взойти на депутатство 5 созыва. Еще в 2008 году Ройзман на грани фаталистичности в своем ЖЖ сказал: «Я никуда не пошел. Преодолел все искушения и очень доволен, что ни в чем не участвую».

Ему никак не мешали лобзания с правящей партией, когда еще в 2003 году он шел на депутатские выборы. На пути Ройзмана старательно убирались все препятствия, и он убедительно выиграл выборы в главный законодательный орган страны. А его самостийную позицию, что проявилась уже в 2007 году, можно назвать контролируемым шутовством. Став депутатом ГД (2003-2007г.г.), он нанес первый удар по стану своих благодетелей – администрация Екатеринбурга. Зная, что она ничего не сможет предпринять, стойкий борец за правду обвинял ту администрацию во всех грехах. Отношения в то время администрации города и губернатора области были «с прохладцей», чем не преминул воспользоваться Ройзман. Тем самым, оказывая поддержку единороссу Э. Росселю (1995—2009 г.г. — губернатор Свердловской области). Эти грехи не были раньше видны, когда так плотно использовался административный ресурс области на раскрутку его политического образа. Благо, определенный багаж отпиаренного общественного признания уже был к тому времени получен. Далее, изобличитель уже накинулся и на своего главного протеже Росселя. Чего стоят его пламенные обвинения в адрес Эдуарда Росселя, и прилюдно заявил, что «потерял к нему уважение». Примечательно, что эта критика усилилась в период смены руководства региона к концу 2009 года.

Трудно упрекнуть, как бы, чтобы не говорил, Ройзмана в политической недальновидности. Умение действовать в такт правящей партии, что позволяет даже резкие выпады в свой адрес, является одним из признаков ликвидности политической карьеры нынешних новоявленных политиков. Такого рода «новые» в стане «старых» весьма полезное приобретение правящей номенклатурой. «Новая кровь» всегда оживляет систему. Ну а как же без молодецкой критики всего старого… Прямо не знаешь, верить ли диалектическому закону «отрицания отрицания», что прослеживается в деятельности Ройзмана. Так и видишь до некой «диалектической» триады дойдет: «Ройзман – ЕдРосcия — Синтез». Давно сформированный кремлёвский проект по «новым». Тому подтверждение его положительный ответ в июле этого года на предложение Прохорова, по словам члена федерального политсовета партии Б. Надеждина, возглавить местный список «Правого дела»: «Речь идет о лидере одного из региональных списков на выборах в Госдуму». Проект Кремля – в действии. Возникает вопрос — как совмещается брутальность с гибкостью? Ответ таков — никак нельзя это воспринимать политической гибкостью, ведь эта брутальность и несговорчивость есть продукт для внешнего потребления, для нас, почти потенциальных избирателей. Совсем пропагандистским ходом можно считать его «народный» опрос, что состоялся в его ЖЖ, мол, идти ему во власть, али нет? На что многие, по его словам, поддержали такую инициативу. Спектакль перед новым походом во власть удалась на славу. Оттюнингованный общественным мнением, как еще более по -народнее может выглядеть «свой» пацан там, наверху, если он не с одного с тобой двора и не близок к народу. Иллюзия выбора для электората уже создана.

Из диалога М. Прохорова и Е. Ройзмана: «В случае успеха у меня будет возможность (и обязанность) заниматься формированием государственной антинаркотической и антиалкогольной политики и законодательства». На вопрос, как он поведет себя в ситуации, если его вызовут в Кремль (или в правительство) и потребуют убрать меня из списков, Михаил Прохоров ответил очень просто: «В таком случае уйдем вместе». Точно, Ф. Ницше, прав был старичок, когда говорил, что «человек всегда говорит больше, чем хочет сказать». Если верить сказке про то, что Прохоров самовыдвиженец, то к чему упоминание Кремля? Так в том – то всё и дело, что проект для «новых» подразумевает использование Ройзмана по назначению. Так что мифотворческое — «уйдем вместе» только лишь подтверждает управляемость последнего.

И пусть не мешает тем, кто сейчас делает ставку на него, что у данного политика темное прошлое. По официально подтвержденным данным из приговора Орджоникидзевского суда, сентябрь 1981 года:

«Подсудимый Ройзман… проник в квартиру №99 по улице Викулова, откуда похитил кожаный плащ стоимостью 80 руб., вельветовую юбку стоимостью 150 руб., куртку вельветовую стоимостью 80 руб., пальто демисезонное женское, стоимостью 220 руб., дипломат стоимостью 35 руб.»

Или вот выписка из того же документа:

«Подсудимый Ройзман, находясь в близких отношениях с гражданкой К., путем обмана завладел ее личными вещами: брюками джинсовыми, импортными… золотыми изделиями на сумму 760 рублей». Помимо кражи, он сидел и за неоднократное мошенничество.

Более того, не мешает ему после каждого теракта в стране позиционировать себя как яростный «поборник» русской правды. То его пламенные обвинения в адрес Северного Кавказа после каждого теракта с раскруткой темы создания резервации. Новоиспеченный спаситель русского народа заявляет: «Существует отработанная схема противодействия терроризму — это успешный опыт Израиля». Речь идет о заборе, который, по его мнению, должен огородить Чечню от России. И тут же заявляет новое: «Конечно, это работает, это изобретение. Но если мы сделаем такой у нас, обязательно найдется какой-нибудь сержант, который за 500 рублей пропустит в обход». Да уж… мысли вслух практикующего импотента: что-то желается, но не можется. Даже такого стойкого критика Кавказа политолога М. Леонтьева, возмутили доводы Ройзмана: «Когда мне говорят про Израиль, я отвечаю: Израиль — это страна, которая плохо кончит. Если кто-то хочет такую судьбу для России, буферные зоны, Газы и так далее — то, пожалуйста, горячий привет». Что поделаешь, лавры покорителя Кавказа Ермолова не дают спокойствия. Одно то, что Ермолов проводил жесткую политику в отношении северокавказских народов, будоражит и воодушевляет садо — мазохистскую публику. Тех, кто привык жить по — Сталину, для кого боль верный источник раболепия. При этом, они забывают, что именно при Ермолове кавказская война продлилась на долгие годы, унося не только жизни «разбойников», но и солдат десятками и сотнями тысяч. Конечно, гибель людей не довод для Ройзмана и ему подобным. Страдающим комплексом маленького Наполеона по – Толстому эти слова ничего не значат.

Или Сагра, где явно криминального характера инцидент преподносится им как межнациональное противостояние. Это не только он этим грешит. Такая тенденция стала устойчивой в риторике современных политиков. Лживость и провокационность такой интерпретации опровергается отсутствием характерной массовости такому явлению как межнациональная рознь. И слава Богу! Конечно, в стране не без проблем, но искать их и преувеличивать в том, что несет в себе иной характер дело само за себя говорящее – жажда власти.

Как уродливый продукт поголовной демократизации нашего общества можно считать явление такого рода политиков. Их идеологию можно назвать демократическим расизмом. Клика разношерстных детей «юристов» должна помнить, что очередную смуту страна не переживет. А может это их цель?