Жириновский: хватит делить историю

Деятельность правительства сейчас находится под пристальным вниманием. И уже очень скоро предстоит отчет и главы правительства в Государственной Думе. Гостем студии «Вестей в субботу» стал лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Он рассказал о готовящихся вопросах к кабинету министров, взгляде на реформу образования и возможности примирения всех политических лагерей России.

— Владимир Вольфович, вы каким бы видели механизм замены вице-премьеров и министров в Совете директоров.

— Вообще не надо им там находиться. Поскольку это управленческие функции — вот и управляйтесь своей отраслью. А там, где представители государства, совсем других нужно подбирать людей.

— Кого?

— Специалистов. Брать специалистов, может быть, даже объявлять конкурс. Ведь смысл какой: дать больше возможности людям как-то себя проявить. Меняем социальные лифты, или там внизу люди недовольны. Если не все свободно, нужно освобождать, нельзя, чтобы один человек занимал несколько должностей. Ты министр — все, ты вице-премьер — все. А вот там в Совете директоров должны сидеть другие люди, именно там специалисты. У нас не все министры — специалисты своего дела, а мы еще и туда их вставляем, по этому направлению. Как раз вот там бы могли находиться только узкие специалисты, из отрасли берите. Человека, который талантлив, молодой ученый, молодой предприниматель, молодой управленец. И давайте туда, а совмещать ни в коем случае, им некогда этим заниматься. Я в свое время сталкивался. Кто занимался у нас торговлей с Ираком или с Ливией? Назвать не могу. Кто то из вице-премьеров курирует, с трудом собирает эту комиссию по торгово-экономическим отношениям с данной страной. Тоже это как нагрузка им. Туда нужно востоковеда, возьмите из Института востоковедения. Дальний Восток — из Дальнего Востока. Возьмите ученых-практиков, которые работали там, жили там, все это хорошо знают. А у нас по должности. Вот и там председатель, там член, там член, там представитель, там курирует, там. Им некогда заниматься. Мы должны исключить это раз и навсегда.

— Я внимательно читал, что пишут мои коллеги-газетчики по поводу предстоящей встречи с Главой Правительства всей Государственной Думы. Пишут о том, как сейчас собираются вопросы, какие фракции вопросы готовят. По косвенным признакам можно судить, что вы явно готовите вопрос по образованию, потому что мы готовим сейчас свои слушания по этому закону, который мы в этой студии обсуждали с министрами Авдеевым, Фурсенко, ваш коллега Зюганов был у нас гостем программы. Почему вы решили провести свои отдельные слушания по закону об образовании?

— Потому что это самое главное. Вот кого мы готовим в школе, и в вузе. Если есть какой то перекос, или неправильный формат обучения, потом люди будут всю жизнь мучаться. Я это все прошел, 11 лет школа, 6 лет один факультет, 4 года другой, то есть я учился 30 лет без перерыва. В 7 лет начал, в 37 закончил. Все курсы вечерние, повышение.

— Бесплатно учились?

— Все бесплатно.

— А вот сейчас думаете должны бесплатно остаться, или что то перевести на платную основу?

— Главное вот в чем ошибка. Зачем 30 лет я учился. У меня государство забрало 15 лет моей жизни.

— Так.

— Что мне не дали возможность выбрать. Я не хочу турецкий язык изучать — изучай турецкий. Не хочу я французский — нет, французский. Что вы, издеваетесь надо мной? Не хочу я филологию изучать, я хочу экономику изучать — нет, изучай филологию.

— Это вы говорите какую то советскую систему. А сейчас то что надо менять?

— А вот сейчас нужно дать выбор. До сих пор выбора нету. До сих пор мы невозможность выбрать кафедру, допустим, мировых цивилизаций. Нет такой в перечне. Слушайте, а мне наплевать на ваш перечень. Мы хотим заниматься изучением истории человечества с точки зрения цивилизации. Или с точки зрения, допустим, какой-то географии, отдельно Европа, Азия. Нужно убрать обязательные параметры. Образование должно быть свободное. В этом самый главный смысл. Дайте возможность: 40 предметов приблизительно, учебный план в любом вузе. Пусть он любые предметы изучает. Сдай 40 экзаменов и зачетов, получи диплом. А какие — ты выбираешь сам. Но нельзя. Вот я учился, хожу на один факультет, хочу там курсовую работу писать — нет, нельзя. Ну что это такое?

— Послушайте, я не сомневаюсь, если бы вы были преподавателем, вы бы справились даже с таким предметом, как «Россия в современном мире», который сейчас предлагают старшеклассникам.

— Да, да, да.

— Владимир Вольфович, ну вы один у нас.

— Так давайте я буду читать лекции, научу их всех. Вот там по одному каналу идет цикл лекций. Ну и что, спят студенты. Давайте смотреть на реакцию студентов. Они хотят услышать этого профессора, преподавателя, этого ученого. Нет, дали товарищу задание, он читает. Они сидят, его не слушают даже. То есть надо заинтересовать студента. Давайте не только свободный выбор предметов, но и свободный выбор преподавателя. Тогда в одной аудитории будет сидеть 100 человек слушать одного профессора, в другой 20. Вот давайте зарплату платить.

— И платить соответственно по тому, как ходят.

— И платить соответственно. В этом смысле деньги должны пойти тому, кого лучше слушают, и кто дает больше знаний.

— В отношении университетов справедливо. А что со школами тогда делать. Одни набьются, а другие будут стоять пустые. Здесь пугают тем, что якобы будут какие-то базовые обязательные, а остальные за плату.

— Можете не учить их. Вы получите диплом и все, базовый. Свидетельство об окончании средней школы. Никто никого не заставляет. Мы перегрузили школу. То есть новый закон об образовании предполагает уменьшение нагрузки. Это хорошо.

— То есть вы за Фурсенко?

— Не именно за него, потому что ну вот некоторые к нему отрицательно относятся, но идея заложенная в законе, она правильная. Надо снижать нагрузку. Дети больные выходят. Нельзя с 9 до 9 люди, если все делать в школе, с 9 до 9 он должен быть занят. Школа, дополнительные занятия, домашняя работа. Ну это недопустимо, это не нужно. Первое — сократить нагрузку. Второй плюс выбор. Выбирай сам предметы. Это же замечательно. Но Фурсенко — он ученый. Вы понимаете, если бы он прошел школу университета, он бы лучше им рассказал, в чем здесь дело. Он говорит что-то, а его не понимают. И потом начинают думать, что плохой закон. Чего в нем плохого в законе?

— То есть вы будете закон поддерживать?

— В принципе, да. Два принципа нас интересуют. Снизить нагрузку, дать возможность выбрать. Все. И тогда будет лучше, намного лучше. Ведь в советское время тоже было много платного. Что курсы Иняза разве были бесплатные. Все. Еще какие то там дополнительные занятия. Пожалуйста, это тоже было. Но это если надо, я никому не рекомендую. Сохраняйте молодость. Надо отдыхать и учиться. Работать и отдыхать. А если вот так всю жизнь вы будете с 9 до 9 сидеть занятый и все, все плохо будете спать, вот это погода у нас вы в 30 лет все сморщитесь и у вас не будет личной жизни. Вы будете недовольны, ведь надо еще об этом думать. Мы совершенно об этом не говорим. Вот в Курской области стоят люди — нет работы. Если бы их в школе научили бы — займись своим делом. Фабрика пустая, обувная. Поселок Ивановское. Государственная фабрика рухнула, частник купил здание, а станков нету. Ну и губернатор зачем вы берете, вы отдайте этому кооперативу. Создайте из этих мужиков ивановских кооператив, передайте здание бесплатно и пусть там они чего то делают. И туже обувь точают, и может быть пошив какой то, ремонт. Но вы отобрали фабрику, отдали частнику, он ничего не делает, он вообще живет в Курске. А в Ивановском стоят люди вот так вот, 20 лет стоят мужики. Да что им вешаться что ли? Кто это делает? Это неумение организовать работу. Земля есть, помещение есть, семена есть, сырье есть, все есть. Люди есть, образование есть, деньги есть. Вот нужно готовить чиновников организаторов. Вот один смысл закона об образовании подготовки миллион чиновников организаторов производства. И тогда будет порядок.

— Вот мы с вами плавно перешли к теме того, что вы предлагаете запретить регистрировать российские компании в офшорах. А как вы собираетесь остановить, Владимир Вольфович. Ну деньги всегда текут в то место, где платить меньше налогов можно.

— Да, вы позвольте деньги да. Вот собственные деньги может ты куда то направишь. Но если государственная компания, почему она должна быть зарегистрирована где то там, в том числе и частная. Давайте ведем универсальный принцип, где работаешь, где ты производишь, где ты оказываешь услуги, там ты должен быть зарегистрирован. Даже внутри страны. Работа в Сибири, регистрация в Москве.

— Очень часто.

— Почему в Москве много денег. Потому что они все работают в том же Курске, в Сызрани и даже в Петербурге, а регистрация в Москве. И все деньги капают на Москву. Ладно бы москвичам шло, а то еще по тем схемам, по которым сейчас идут уголовные дела. Поэтому принцип универсальный. Регистрация для всех только там, где ты производишь. Живи в другом месте. Вот Абрамович может быть не живет на Чукотке. Но на Чукотке у него место работы. Пожалуйста, уезжай ночевать в США, через пролив перелетел. Ну ты работаешь здесь на Чукотке и там плати налоги. Почему Чукотка стала лучше развиваться? Он зарегистрировал там даже те фирмы, которые не работают там. А уж мы-то можем зарегистрировать, то есть это наша воля государства. Вы будете регистрироваться там, где вы работаете. Нет, тогда вы вообще лишаем права работать. Это способ единственный деньги оставить в России. И пускать на развитие России. Вот Кудрин в чем прав в данном случае: у нас самый сегодня благоприятный инвестиционный климат. У нас сегодня самая хорошие показатели по развитию фондового рынка. Так идите и работайте в России. Нет, все равно уйти из России. И люди, и деньги. Люди — пожалуйста, здесь мы не можем запретить. Вешать здесь снова занавес нет смысла, пусть в Лондоне отдохнут, там подлечатся и вернутся сюда и будут работать. Но заставить регистрировать организации здесь мы имеем полное право. И будем этого добиваться.

— Последний, пожалуй, в канун больших дебатов в Думе и отчета Правительства. Вы вдруг на сайте партии на этой неделе вспомнили об инициативе годовой давности, где вы предлагали какую-то совершенно новую формулу национального примирения. Почему вдруг вспомнили, в чем она заключается?

— Ну целый год мы путаемся включить в повестку дня вопрос в виде заявления или обращения к президенту или к правительству, какую то рабочую группу создать. Нам нужно все таки какой то документ идеологический принять. Я его назвал так — акт исторического примирения. Три России: царская, советская и новая демократическая. Это одна страна. Это одно государство. Это смена режимов, но мы не должны отторгать полностью царский период, восстановить все даты. Вот мы сегодня начали уже некоторые министерства свою родословную ведут с Александра Первого, когда он создавал ведомства. Давайте вот еще тайную полицию возьмем с 1718 года, а причем здесь 20 декабря 1917 года?

— Это вы про ЧК?

— Чк. Восстановить все. И министры были при Иване Грозном, и сейчас есть, и при Петре Первом, и при советской власти. То есть помирить всех. Все простить. Прекратить все очернять и сказать: мы — одна страна. Одна культура, один язык. В истории царской России были недостатки, но были и большие достижения. В истории советской России были недостатки, но вышли в космос именно в период советской России. Сейчас очень много недостатков. Но есть возможность выбора, разговора, вот такого разговора, как у нас с вами. Представления могут состояться. Значит есть уже вперед какое то движение. Вот давайте акт подпишем. Пусть будут авторы — приморские какие-то идеологи, в Кремль соберемся все, партии, депутаты, губернаторы — все. Всякие варианты гражданской войны в России закончились. Мы не будем чернить и охаивать нашу историю. Да здравствует царская Россия. Да здравствует советская Россия. Да здравствует новая России — и никаких революций. Никакого силового больше давления ни на одного гражданина, ни на одну структуру. И из тюрем выпускать, а не сажать. И гуманизировать все наказание, мы же в этом направлении идем. Политического нет примирения. Хватит уже пытаться делить историю. Вот это до Октябрьской революции — сейчас единая история. От первого поминания, мы с вами на будущий год должны праздновать 1150-летие нашего государства. Это с Великого Новгорода. Когда впервые было упомянуто слово Русь. Вот это нужно сделать.

— А тогда какой у нас был главный национальный праздник, на какую дату он придется?

— Мы его давайте подпишем 12 июня, чтобы не менять больше. Вот 12 июня будет праздник исторического примирения. Мы единый народ, единая культура. Это праздник России. Просто. Не тот акт, который был принят в 1990-м году, он нас не устраивает, а акт всей исторической России. Мы все помирились, как Испания. Мы всех простили. Это всеобщая политическая амнистия, за всю 1000-летнюю историю России. Это же будет хорошо. Вот белый генерал. Вот там красные партизаны. Вот там демократы, ельцинисты. Все — наша страна, наша история, и мы вполне можем здесь добиться согласия признать все, все простить, все легализовать.

— Ну будем ждать, когда решение будет. Спасибо.